Верхние Таинты-Белая Гора-Аюда-Верхние Таинты

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Привет всем велочеловекам и сочувствующим!
В эфире опять я, с отчетом об очередном походе отважных велопехотинцев.
Поход на Аюду родился в наших больных головах еще во время возвращения со Скалистого. Наш перстоуказующий путеводитель Тертя разработал маршрут по принципу – чем тяжелее, тем интересней. Команда собралось 10 человек. Были рады приветствовать двух относительно новых – Панду и Деноса.
Пятница, 19 о`клок, Комсомольский остров. Загружаемся в 2 машины. У Деноса оказался замечательной вместимости автомобиль – грузопассажирский Форд Транзит. 9 велов + рюкзаки вошли легко. Пока грузились, подъехал интересный чел. Видимо подобное притягивается к подобному. Он был на веле с велорюкзаком, рассказал что едет с Катона. За 9 дней один проехал более 900км. Мы его сильно зауважали.Почему-то, в последних походах, нам попадаются на самом деле отважные путешественники. Наверное, бог не дает развиваться нашей гордыне, объясняя нам, что мы все еще матрасники, и до реальных свершений еще очень далеко.
Около 9 вечера приехали на Таинты. Темнота, помойка. Нашли какое- то место в березовой роще, разбили лагерь. С дровами там туго, поэтому в лес отправилась вся лучшая часть коллектива, а красивая его часть сторожила бивак.

После долгих блужданий нашли сухую осину, завалили, вернулись с добычей.
Пока готовился ужин, пошли купаться. Со стороны было интересно смотреть, как по темному озеру, постанывая от удовольствия, плавает группа товарищей в налобных фонариках.
Ужин на костре как всегда вкусен, алкоголь употреблялся вроде как бы в долг, поскольку педали в этот день не крутили.Во время застолья у народа внезапно проснулась тяга к языкам. Тертя, Франк, Равшан, изъяснялись на казахском, Доктор пытался говорить на мове, а Наташа робко вставляла что- то на английском. Послушав все это, я понял, что значит «вавилонское столпотворение». Спать отправились поздно, ночью Равшан еще долго и громко разговаривал во сне.
Утро началось как всегда с Тертиного крика – лагерь подъем! Он неплохой парень, однако утром я его как-то недолюбливаю. Он специально встает пораньше, и с садистским наслаждением ждет шести часов, что бы своим ором разбудить мирно спящих, и ничего ему плохого не сделавших человеков.
Быстро позавтракав, выдвигаемся в путь. Классная дорожка, энергия бьет через край. На первом же спуске Равшан после хорошей колдобины в очередной раз разламывает замечательный китайский велорюкзак. Примотав его веревкой, отправляемся дальше. Места очень красивые. Небольшие горки, сосны, ручьи.В Нижних Таинтах мы насмерть напугали свору собак. Издалека они нас облаяли, но, рассмотрев поближе, кинулись по дворам. Видимо, с собачьей точки зрения, мы выглядели очень экстравагантно.
Начался подъем на Белую гору. Прямо на дороге попадались грибы, машины, и странные люди с лукошками. Смотрели (люди) на нас с недоумением. Проехали Белогорский горно-обогатительный комбинат. Грустно было смотреть на пустые глазницы пятиэтажек, разрушенные цеха, ведь раньше здесь кипела жизнь.
После поселка дорога с каждым километром становилась все более заросшей. Наконец последний, еле видимый автомобильный след ушел в сторону. Перед нами был подъем по ущелью с травой по грудь, без какого-то намека на дорогу. Поднимались кто как. Кто ехал 1:1, кто шел пешком, скорость примерно одинаковая. Панда поинтересовался, долго ли еще так будет? Мы заверили его, что дальше будет еще хуже. После этого задавать вопросы про дальнейшую дорогу он не стал.Поднявшись на перевал, и спустившись по такой же траве вниз, мы выехали на хорошую, накатанную дорогу, да еще с речушкой. Устроили привал. После обеда бичпакетами с салом и колбасой, чая и печенюшек народ впал в сонное оцепенение. На Панду снизошло кулинарное вдохновение, и он стал рассказывать, сколько можно приготовить различных блюд из сала и чеснока. Прервать его оказалось можно только одним способом – отправиться в путь.
Дорога дальше проходила по лесистым горам, вперемежку с сенокосными лугами. Все бы ничего, но по этой дороге, очевидно с целью ее улучшения, недавно проехал бульдозер. О состоянии бульдозериста можно только догадываться, но дорогу он похерил. Что бы так художественно наделать ям и кочек, особенно на крутых спусках, надо сильно постараться.
Наконец-то, с какой-то горы увидели море, и хотя до него было 12 км, духом народ воспрянул. Желания у всех было два: выпить бутылку холодного пива и искупаться.На подъезде к Аюдиночке, встретили три джипа с алматинскими номерами. Я стоял один, дожидаясь товарищей. Один из джипиристов остановился, и спросил, не нужна ли мне какая-то помощь. Приятно видеть такое отношение людей. Поблагодарив доброго самаритянина, я решил, что тоже буду останавливать проезжающие джипы и предлагать им свою помощь.
По приезду в Аюдиночку мы первым делом осуществили свои желания. Жизнь стала налаживаться. Лагерь разбили в живописной бухточке. За дровами сил идти не было, готовили на газу. Только когда сел за стол, понял, что подустал. Ужин, и все, что к нему полагается сегодня мы заслужили честным педалированием. Народ лежал вповалку. Марина даже не нашла силы выбраться из палатки, Франку пришлось кормить ее там. Фелиция еще видимо до поездки простыла. Первый вечер она еще разговаривала, а во второй голос у нее пропал. Она то хрипела, то срывалась на дискант. Добрые товарищи попросили ее что-нибудь спеть, но она почему-то отказалась.Тогда ей предложили освоить азбуку глухонемых для общения с коллективом. В конце вечера у нее неплохо получались ключевые фразы: «дайте мне во-он тот кусочек» и «не наливайте, у меня еще есть». Доктор хохмил, ему уже давно в камеди клаб пора.
Ночь была теплая и добрая. Вернее добрым был Тертя, который не стал орать в 6 утра, в результате мы валялись аж до 7 часов. Позавтракав и распрощавшись с гостеприимным заливчиком, тронулись в путь. Честно говоря, больше хотелось покупаться и поваляться на пляже, но мы же суровые велопехотинцы, нам педали крутить надо. Здоровья во второй день было поменьше, а скорость соответственно ниже. Проезжая мимо домика лесника, увидели вчерашних джиперистов. Расспросив нас откуда мы, и куда едем, они стали приглашать нас в баню. Увидев наших подъехавших девушек, они почему-то перестали приглашать нас, а стали приглашать их.До трассы поехали по джиповской дороге. Таковой она называется не зря. Была пара ну очень крутых подъемов. О езде и речи не велось. Забраться вверх с тяжело груженым велом было трудно. Ноги проскальзывали на сыпучем покрытии. По принципу поднялся сам - помоги товарищу, втаскивали едущих сзади. Еще в первый день Доктор по неосторожности помог Панде, став его рабом на 2 дня. На следующих крутых подъемах Панда нагло требовал скорой докторской помощи. По пути нас донимали злобные слепни и клещи. Такое ощущение, что они сыпались отовсюду, на каждой остановке собирали с себя неплохой урожай. Выехали на основную дорогу. Дело было к обеду, но воды не нашли, пришлось ограничиться перекусом всухомятку. Как же было нам обидно, когда буквально через километр мы увидели оазис с речкой, родником и зеленой травкой.
После обеда начался затяжной подъем. Народ еле крутил педали. Панда вообще сказал, что бамбуковые медведи не должны ездить на велосипедах, а должны лениво лежать, поедая молодые побеги.Но подъем закончился, и мы бодро покатили по равнине. Выехали на асфальт. К вечеру нам почему-то всегда хочется искупаться и выпить бутылочку пива. Кроме этого страшно хотелось докторского супа. Осуществляли мы это уже в темноте. Хорошо, что догадались оставшиеся дрова сложить в машину. Быстро развели костер. Доктор от предыдущих похвал его супа обнаглел, и стал вести себя как заправский шеф-повар. Мы с Тертей чистили картошку, открывали тушенку, девчонки крошили лук, а он только шугал нас. Но супчик получился на славу. Вот что значит правильный шеф-повар.
В город приехали в двенадцатом часу, домой попал в первом. Утром проснувшись, почувствовал, что мне что-то отравляет жизнь. Лежу, анализирую. Ссадины и ушибы, полученные при хорошем падении? Болящие мышцы ног? Вроде нет. Понял!!! Мою жизнь отравляет клещ, впившийся мне в жопу! Он раздулся с горошину и наслаждался мною. Хорошо, что любимая жена спасла меня от этого извращенца. Вот теперь поход закончился.

 

Яндекс.Метрика