• Походы
  • Велопоходы
  • Поход Теректы-Маркаколь-Старо-Австрийская дорога-Катон-Карагай-Зыряновск

Поход Теректы-Маркаколь-Старо-Австрийская дорога-Катон-Карагай-Зыряновск

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Привет всем велопехотинцам и сочувствующим!

Еще в прошлом году в нашем молодом клубе родилась идея проехать по Старо-Австрийской дороге. К сожалению, в прошлом году это сделать не удалось, но идея в головах засела крепко. В течение всей зимы, в лыжных походах, сидя у костра, мы строили планы этого похода. Он стал для нас несбыточной мечтой детства, как Рио-Де-Жанейро для Остапа Бендера. Для тех, кто не знает, староавстрийка - это горная дорога, сделанная после войны вручную пленными австрийцами, соединяет Катон-Карагай и оз. Маркаколь. Она проходит по красивейшим местам, через два перевала, протяженность около 50 км. Мы смотрели фотографии, клипы походов, и от этого наше желание разгоралось еще сильнее. В начале года определи дату похода, 23 июля. Практически все велопехи смогли подгадать с отпусками и свободным временем к этой дате. Не повезло только Доктору и Наташе, которые буквально накануне сменили место работы, и, соответственно остались без отпуска. Итак, в поход собралось ехать 12 человек.

 

 

Александр Качурин

Alex

Командор, летописец

Владимир Дерябин

FrancuZZZ

Завхоз, повар

Алексей Пузанков

Леха

Завхоз, повар, видеооператор, держатель общака

Александр Тертюхов

Tertya

Штурман, механик, смотрящий за держателем общака

Мария Чакилева

Head Hamster

Подготовка маршрута, штурман, официальный фотокор

Мария Шмурыгина

Felicia

Медсестра

Светлана Чакилева

Svetik

Участник

Марина Котухова

Miracle

Участник

Ярослав Николаев

YaR

Участник

Роман Пантюхин

Ravshan

Участник

Сергей Морозов

Монах

Участник

Юрий Хохлов

 

Участник

Мечтали то мы о походе давно, а вот реально стали готовится как всегда, в последний момент. Распределили обязанности: я отвечал за доставку, Тертя с Хомяком за маршрут, Тертя так же отвечал за запчасти и ремонт велосипедов в пути, Француз с Лехой за составление раскладки, и закуп продуктов, Фелиция за аптечку, Светик за пропуска в погранзону. Каждый начал работать в своем направлении. Добраться до Теректов (бывшая Алексеевка) оказалось не так-то просто. Туда ходят только микроавтобусы Газель, в которые мы, со своими велосипедами, конечно не влезаем. Стал узнавать цены, что бы нанять автобус – на эти деньги в космос слетать можно. Но безвыходных положений не бывает! Поехал на автовокзал по Мызы 1, там оказалась замечательная женщина – диспетчер Алия. На своей прямо скажем, собачьей работе, она не утратила человеческих качеств, и с пониманием отнеслась к нашей проблеме. В результате переговоров Высокие Договаривающиеся стороны пришли к следующему консенсусу: вместо Газели на маршрут ставят автобус Паз, мы выкупаем задние места и забиваем их велосипедами, рюкзаками и собой. Назад от Зыряновска желающие уезжают поездом. Тертя с Хомяком разработали маршрут движения, с разбивкой по дням движения, километражу, трек забили в GPS-навигатор. Маршрут был намечен следующий: День первый:Усть-Каменогорск-с.Теректы на автобусе, с.Николаевка. День второй – с.Николаевка-р.Сорвенок. День третий – р.Сорвенок-р.Бухтарма. День четвертый – р.Бухтарма-с.Печи. День пятый –с.Печи – 10км до с.Коробиха. День шестой – с.Коробиха – Зыряновск. День седьмой – Зыряновск-п.Октябрьский. День восьмой и девятый – отдых на Бухтарминском водохранилище. День десятый – Бухтарминское водохранилище-Усть-Каменогорск. Тертя к маршруту относился как собака к новорожденному щенку – не приближайтесь и не трогайте, а то порву, как Тузик грелку! Видно рожали они его с Машей долго и мучительно. Только убедившись, что никто ему (маршруту) зла не желает, подобрел, и даже стал отвечать на вопросы. Леха соединил 6 топографических карт и распечатал их, теперь у нас была полная и наглядная картина нашего пути. С помощью наших друзей - магазина Велопланета, Тертя собрал полный комплект запчастей и комплект инструмента. Исходя из нашей практики, все, что в походах может сломаться, имелось в запасе. Комплект инструмента позволял в полевых условиях полностью перебрать байк. Светик в результате общения с турфирмами обрадовала нас, что мы будем проезжать через погранзону и нам необходимо пропуска, которые оформляются не менее месяца. У нас оставалось около 2 недель, и в официальном порядке мы их сделать не успевали. Спасибо начальнику отдела дорожной полиции города Сергею Коваленко, который помог нам сделать их в срок. С продуктами и раскладкой возникли тоже определенные сложности. Больше, чем на три дня мы в походы не ходили, да и опыта по составлению раскладки у Француза не было. Справедливо рассудив, что за лишние килограммы поворчат и забудут, а за голод в пути одиннадцать человек могут одним взглядом убить, он составил раскладку по полной программе. Одной тушенки там насчитывалось 42 банки! С таким количеством продуктов нам или шерпов надо было нанимать, или верблюдов с собой брать. У нас ни тех, ни других не было, поэтому раскладку решили ужать, а часть продуктов докупать в деревнях по дороге. Собрались у Терти в гараже, в качестве эксперта пригласили Доктора, долго спорили, но в итоге, вес продуктов уменьшился в два раза. Провели организационный сбор в пицце, где каждый отчитался за порученный участок работы. Скинулись по 8000т, сделали общак. Деньгами заведовал Леха, расходы записывал Тертя. Леха с Ромой закупили продукты, которые Фелиция заботливо взвесила, разложила каждому по пакетикам, и подписала. На форуме перед самым выездом еще раз напомнил, когда, во сколько и откуда выезжаем, что берем с собой. Но у нас есть и особо одаренные и сообразительные особы, в общем, блондинки. Вечером накануне выезда Фелиция звонит, спрашивает, а от какого автовокзала едем? Маша, говорю, ты чем слушала, и читать вообще умеешь? Маша оправдывается тем, что несколько дней отдыхала и загорала на Сибинах, что отрицательно сказалось на ее умственной деятельности (как будто у нее таковая имеется). Ну, наконец, все подготовительные мероприятия закончены, в гараже стоит собранный, вылизанный и загруженный байк – завтра в путь!

23.07.2011 суббота.

Усть-Каменогорск- Теректы- Николаевка.

Проснулся рано, будильник еще молчит, душа рвется в предвкушении чего-то нового и интересного. В 6.40 подъезжаю к У-Ка вокзалу, там уже Рома стоит. Из его рюкзака торчат экранчики, удочки. С учетом того, что помимо велорюкзака у него еще и нехилый заплечный, чувствуется, что Рома к походу как всегда подготовился основательно. Пугая своим видом нормальных пассажиров, подъезжают велопехотинцы. Проводить нас приехали Панда и отец Маши и Светика - Алексей. Подъезжает Женя с «Велопланеты» - привез нам коробки от велосипедов, мы ими хотим сиденья в автобусе закрыть. Переживаю за автобус, бегу к диспетчеру Алие – говорит все в порядке, автобус как и договаривались, приедет пораньше, чтобы мы загрузится успели. Снимаем педали, передние колеса, как раз и автобус подходит. Водитель молодой парень, видно ему уже сказали, что группу чокнутых велотуристов повезет. Подхожу к нему, две тысячи протягиваю. Зачем, спрашивает? Затем, говорю, чтобы с тобой нервный удар не случился, когда мы грузиться начнем. Начинаем погрузку. Мы с Тертей, как единственные люди в коллективе, имеющие профильное высшее образование (инженеры механики автомобильного транспорта) занимаемся художественной укладкой велосипедов и рюкзаков, остальные - на малоквалифицированной работе по подносу их к автобусу. Задача стоит творческая, на 6 посадочных мест надо поместить 12 байков и 18 рюкзаков. С помощью полученных знаний, опыта и какой-то матери, мы ухитряемся забить задний ряд сидений под самую крышу. Все это чудо инженерной мысли мы перевязали резиновыми растяжками и раскрепили карематами. Как главный конструктор при испытании моста стоит под ним, так и я выбрал себе место под нашей Пизанской башней. Когда поехали, все это рукотворное сооружение на кочках начало подпрыгивать и раскачиваться, зрелище страшное. Думаю, ну его нах.. этот героизм, одену ко я шлем на голову, глядишь, целее буду. Радостные товарищи начали пиво откупоривать, да еще у некоторых и банки литровые. Нет, думаю, я до обеда подожду. Где-то в районе Таинтов пиво стало требовать выхода из организма. В основной своей массе народ как-то терпел, чего нельзя сказать о Ярике. Толи он выпил больше всех, толи это индивидуальная особенность организма, но прижало его крепко. Сначала он молча извивался, потом порывался пробраться к водителю и остановить автобус. На все наши уговоры потерпеть до переправы Ярик не реагировал. Наконец его терпению пришел предел, он пулей долетел до водителя, и, угрожая ему обоссать салон, вынудил остановить автобус. Ждали мы его долго… Дальше до парома ехали спокойно. Монах в темных очках, гордый и невозмутимый как сфинкс, спал, скрестив руки на груди, и почти не опирался на спинку сиденья, удовлетворенный Ярик со Светиком компактно расположились на сиденье в позе 69 и, наверное, тоже спали. Остальной народ кто подремывал, кто головой по сторонам крутил. В 12.50 приехали на Казнаковскую переправу. Нормальные паромы стоят на привязи, а машины перевозят две страшные на вид баржи с буксирами-толкачами. Пока ждали погрузки, мужская половина нашей команды успела искупаться. Вода чистая, умеренно теплая, в общем, кайф! Заехали на баржу. Юра тут вдруг давай вспоминать про потонувший теплоход «Булгария». С учетом вида баржи, четырех железных спасательных лодок человек на 6 каждая (на пароме было человек 60-80) прилива энтузиазма его воспоминания не вызвали. У Марины началась морская болезнь. На пароме пообедали, жить стало легче. Приехали в Курчум. Здесь автобус стоит пару часов, поэтому мы пошли осматривать местные достопримечательности. Курчум нас поразил. Во-первых, гранитными бордюрами и цветниками на центральной улице. Во-вторых, мы увидели знак «Велосипедная дорожка», в городе у нас таких дорожек вообще нет. В-третьих, в центре стоял навороченный светодиодный светофор с пешеходной секцией и бегущем человечком на ней. У нас таких светофоров в городе точно нет, а в Курчуме, где три с половиной автомобиля – есть! Наверное, со стороны мы представляли собой странное зрелище – 12 разномастно одетых личностей, громко орущих и тычущих пальцами вокруг. Самый экзотический вид имел Рома. На нем были тогда еще белые штаны, на голове велосипедный шлем, на шее надувная подушка, реденькая бородка с усами довершала пейзаж. Нам он почему-то напоминал датчанина. Забрели в парк. Надо сказать, что для районного центра парк очень даже хороший. Тут к Роме подошел какой-то местный аксакал бомжеватого вида, слегка навеселе, и о чем-то с ним начал разговаривать. Как позже выяснилось, он пытался Светика за 50000 прикупить, больно она ему приглянулась. Когда мы это узнали, стали перемножать количество денег на количество имеющихся у нас девушек – получалось весьма неплохо! Девушкам почему-то наши математические вычисления не понравились. Пришлось заверить их, что если они себя будут хорошо вести, мы их продавать не будем, а в следующий раз, когда будем проезжать через Курчум, наберем в городе запасных, ненужных, которые и окупят наш поход.

Выехали из Курчума в Теректы. Во время посадки Светик у нас очередной перл выдаёт. Юра, говорит с обидой, у тебя грудь, больше чем у меня! Юра у нас парень накаченный, в зал постоянно ходит, вот Светика и занозило. Сидит расстроенная, пришлось ее утешать, говорить, что грудь у нее очень красивая, а главное, намного более соблазнительная, чем у Юры! Время три часа - самое пекло. Дорога отвратительная, состоит из одних ям, связанных между собой асфальтом. Пейзаж за окном соответствует дороге – безжизненные холмы и полупустыня. Расположенные под моим сиденьем и рядом два горячих радиатора печек довершали комфорт поездки. Автобус трясет так, что он того и гляди развалится. Попа сидеть устала, хуже, чем на велосипеде, половина народа уже стоя едет. Около семи часов приехали в Теректы. Выгружались почему-то около магазинов. В деревне половина магазинов называется очень лаконично – киоск. Выгружаем велосипеды, снарягу, смотрим убытки. У меня спустило кmargin: 0cm 0cm 0pt;олесо, у некоторых байки поцарапались, но никаких серьезных поломок к счастью не случилось. Лопаем купленный по дороге арбуз, навьючиваем наших железных коней. Монах не утерпел, сбегал бутылку пива взял, да открыл ее неудачно, горлышко обломил. Сначала он сам руку порезал, потом Леха решил отхлебнуть, и губу распластал. Кровь бежит ручьем, а что же наша медсестра Маша? Она спокойно на все это смотрит, и вещи укладывает. Леха до последнего надеялся, что она его спасет (муж, как никак), ни фига, реакции ноль. Лечение пострадавших у нас – дело рук самих пострадавших! И вообще, Маша к роли медсестры оказалась не подготовлена. Ни тебе коротенького халатика с глубоким декольте, ни туфель на шпильке. И как же она собиралась поднимать этот... как его… забыл, а, дух раненого? Выезжаем из деревни. Ехать нам недалеко, около 7км. Дорога идет вдоль китайской границы. Ощущения интересные, рядом с тобой в тридцати метрах два ряда колючей проволоки и контрольно-следовая полоса. А вот и пограничники! Останавливают, спрашивают, кто такие, откуда и куда путь держите. Предъявляем документы, пропуска. Проверяют внимательно. Выяснятся, что Терте, согласно данных, указанных в пропуске всего три года, а ведь как он за них вымахал! Думаю, его, как несовершеннолетнего от Хомяка из палатки отселить надо, да и спирта не наливать, а то посодют за развращение и спаивание малолетки. Добрались до речки Верхние Теректы, остановились на ночевку. Места по берегам удобные, но все загажено стеклами, бутылками, пакетами. Выбрали место почище, поставили лагерь. Как приятно забраться в воду и смыть с себя дорожную пыль. Я за день езды на автобусе устал больше, чем если бы день педалил. Быстренько приготовили ужин, не заслуженные 50г и спать.

24 июля, воскресенье.

р.Верхние Теректы – р.Сорвенок, 63,9км.

В половине шестого основная масса велопехов подскочили сами, без общего подъема. Леха с Ромой встали еще раньше, пытались рыбачить, но безрезультатно. На удивление быстро позавтракали и собрались, и уже в восемь часов выехали. Такого быстрого и организованного сбора у нас, к сожалению больше не было. До Мраморной горы было еще далеко, но подъем начался сразу. Дорога – гравийка, движение довольно-таки редкое. Поднялись на первый пригорок, ждем тех, кто из лагеря последний выехал. Отлично видно китайскую сторону. Наша – зеленая, с их стороны – желтые пески Бландыкума. На почти отвесной стороне холма – изображение огромной свиньи, толи это игра природы, толи китайцы травой высадили. Хомяк подъехала, давай уши солнцезащитным кремом мазать, говорит, у меня это самое нежное место. На очередном подъеме Тертя обнаруживает огромную грыжу на переднем колесе. Вчера он его проколол,видно и корд разрезал тоже. Лечим проверенным способом, бельтингом, в которую у меня ножовка замотана. Пока Тертя рукодельничает, народ развлекается, как может. Сначала фотались, потом устроили веломассаж паровозиком. Стали друг за другом, мальчик, девочка, мальчик, девочка, и стали друг другу плечи массировать. Не знаю как там насчет пользы, но весело было сильно. А Тертя сидит, между ног колесо, он его качает, и на все это смотрит. Насоса у него из-за ног не видно, видно только, что рука между ног туда-сюда ходит, и лицо сосредоточенное. Потом, лицо такое довольное стало, все, говорит, закончил! Мы все за него порадовались (в смысле, что он колесо уже накачал). Начался подъем на Мраморную гору. Высота перевала 1370метров. Передачи 1:1, 1:2, скорость 6-7км/ч. Несколько мест было очень крутых, скорость до 4,5-5км/ч падала, но, в общем, перевал терпимый. Мы впереди с Яриком и Французом едем, без остановок, остальные на каждом повороте фотосессии устраивают. Поснимать там конечно есть что, вид с перевала открывается величественный. Забрались втроем наверх, нашли тенёк, делаем ставки, кто поднимется следующий. Так получилось, что все поставили на Машу, правда, без уточнения на какую именно. Поднимается Маша-Хомячок, мы выиграли, но денег нам никто не дал. Последняя Светик поднимается. Ярик, чтобы ее подбодрить, так стал толкать её сзади, что Светик аж притормаживать начала. У Светика два прокола колес за утро. На подъеме машины через одну останавливались, интересовались, кто мы такие. Видно в тех местах такая толпа на велосипедах – большая редкость. Передохнув и похомячив, отправляемся дальше. Спуск оказался забойным, адреналину добавляли наносы песка и мелкого щебня. Наш путь лежит по грязевой долине. Название конечно не официальное, но суть отражает хорошо. Сейчас сухо, и дорога отличная, а весной, осенью и в дожди эта дорога становится практически непроходимой. Преодолеваем хребет Кара-Мола и мы в Успенке. Там меня поразил плакат, на нем нарисован какой-то завод с кучей дымящих труб, и надпись, что-то про индустриализацию. На фоне девственно чистой природы призывы к дымящимся трубам выглядели как-то кощунственно. В деревне никого не видно, такое ощущение, что все вымерли. Природа начинает меняться. Выжженную землю сменяют сочные травы, появляются деревья. Дело уже идет к обеду, ищем место с водой и дровами. На берегу чистейшей речки Бельозек решили устроить привал. Купание и обед восстанавливает наши силы. В этом походе мы решили опробовать новый для себя метод питания. Раньше мы в обед обходились перекусом и чаем, теперь стали варить супы. В этот раз Француз нам сварил вкуснейший супчик с зажаркой от Ромы. Ни с каким перекусом это в сравнение не идет! Как не охота выбираться после сытного обеда из прохладной тени на раскаленную дорогу! Но после нескольких километров организм приходит в норму, и уже не замечаешь подъема, только головой успеваешь крутить вокруг. Меня целый день Марина поражает. Обычно она в конце едет, не торопясь, типа быстрее сил не хватает. Тут ее словно подменили. Толи на нее воздух Маркаколя так подействовал, толи пройденные за год километры перешли в новое качество, но ехала она не реально быстро! Недалеко от дороги стоит юрта, указатель - «кумыс». Я кумыса уже сто лет не пил, лечу к юрте. Попросил попробовать, пиалу дали – внусныыый! Литрушку взял, на дорогу выезжаю, там Рома, Фелиция и Ярик на меня с подозрением смотрят. Они его, по-моему, вообще никогда не пили, пробуют осторожно, Маша так вообще его водой запила! Сзади Леха и Монах за кумысом сворачивают, еще пару бутылок набирают. Поднялись на перевал Тиккабак, высота 1794м. Последний спуск к Урунхайке. Камни, промоины, хороший уклон, и только глупые коровы на дороге помешали почувствовать весь кайф спуска! На въезде в деревню чудо природы – из под скалы вытекает даже не родник, а целая речка! Вода ледяная, чистейшая, заправляем все бутылки. Разворачиваем велопехотное знамя и медленно въезжаем в деревню. Урунхайка не видела раньше такого парада велосипедистов! Как там в песне? «Кричали женщины ура, и в воздух чепчики бросали!» Особо отважная девушка даже с Лехой сфотографироваться попросила. Он у нас в красивой черно-желтой велоформе, в велошлеме такой же расцветке да еще и камера на голове, в общем, эффектно выглядит. Леха милостиво согласился. Такие фотки с велопехами у нас называются фото с обезьянкой. Зашли в магазин. Нас поразило, что там оказалось мороженное, которое мы тут же купили. Порадовал так же свежевыпеченный хлеб, да и холодное пиво оказалось не лишним. Все берем на общаковские деньги, Хомячок, которая не употребляет, просит себе вместо пива банку сгущенки. Отправляемся на озеро Маркаколь. Оно огромное, противоположного берега почти не видно. Но вблизи оно нас разочаровало. Прибрежная полоса метров на пятьдесят покрыта водорослями и тиной. Все это гниет, запах ужасный, вода мутная и грязная. Говорят, что это только летом, весной и осенью вода чистая и прозрачная, но сейчас мы даже искупаться не рискнули. У нас по раскладке на Маркаколе вечером должна быть уха. Дома Монах себя кулаком в грудь стучал, что быстренько наловит ускуча на уху, а тут даже снасти доставать не стал. Хотели у местных рыбы купить, но и это не удалось. Не везет что-то велопехотинцам с ухой. Решаем на Маркаколе не ночевать, а ехать на р. Сорвенок, к подножию Алатайских гор. На выезде из деревни фотографируемся на фоне озера, и дальше в путь. Смотрю, следы велосипедные впереди. Еще раньше, до Урунхайки, нам попадались следы велосипедных шин. И тут вижу на горочке двух груженых байкеров! И это в такой глуши! Подъезжаем - парень с девушкой, откуда вы спрашиваю, едете? Из Лаоса говорят. У нас глаз выпал! Познакомились. Дима, высокий, худой, борода как у Бен-Ладана, Ольга с коротенькой мужской стрижкой, живут в Краснодаре. Увлекаются велосипедными и пешими походами, сноубордом, пять месяцев пешком и на общественном транспорте бродили по Малайзии, потом по Лаосу. Когда стал вопрос, как добираться домой, заехали в Китай, купили два гибридных велосипеда и отправились на них через весь Китай. За 4 месяца они проехали около 5 тысяч километров, через перевалы Тибета высотой более 4,5 тыс. метров, и вот добрались до Казахстана. Спрашиваю, а на староавстрийке то вы как оказались? Говорят, она на китайских картах, как основная дорога показана. Байки у них тоже какие-то чудные. Помесь дорожного велосипеда и МТБ, руль в виде восьмерки, покрыт вспененной оплеткой, багажники сзади и на передней вилке. А они удивленно на нашу снарягу смотрят, где спрашивают, вы такие велорюкзаки взяли? – Да у вас в России заказывали! Но больше всего их удивило, что мы таким количеством народа ездим. Договорились вечером вместе на ночевку встать, поехали дальше. Километров через семь добрались до моста через р.Сорвенок. Основная дорога прямо идет, староавстрийка по карте налево. Дорожка неказистая, Монах утверждает, что нам прямо надо, я говорит здесь два раза на машине ездил. Правда при более подробном опросе выяснилось, что это было ночью, и Серёга слегка уставший на заднем сиденье спал. Поджидаем главных проводников, Сашу и Машу. За это время нас полностью съедают комары. За весь день нас никто ни разу не укусил, и вот наступила расплата. Ночевать в таком месте не хотелось, и мы поехали по Сорвенку вверх. Примерно через километр нашли отличное продуваемое место, поляна, речка, дрова рядом. Пиво в речку, палатки, и быстрее заныривать. Не представляю, как можно путешествовать там, где нет воды. Усталость как рукой снимает, кажется и не ехал день. Француз придумывает, что бы такое приготовить, чтобы на всех хватило, и варит божественный велопехотный суп. Я выдаю в честь гостей полуторную дозу спирта. Все наслаждаются холодным пивом, Хомячок просит свою сгущенку – и тут косяк, Леха про неё в магазине не услышал, и, соответственно не купил. На Машу смотреть жалко, она расстроена, чуть не плачет. Мы с Лехой себя последними сволочами чувствуем, ребенка обидели. Обещаем по приезду в Катон купить ей ТРИ банки сгущенки! Дима и Оля достают огромную чудную сковородку, напоминающую обрезанный казан. Оля в ней ловко жарит лук, морковку, баклажан, закуска обалденная. Сковороду они в Китае за 20 юаней купили, чуть больше 400т получается. Решаем, что нам такой девайс тоже надо. Француз вообще на неё не отрываясь смотрел, давайте говорит россиянам деньги оставим, а сковородку спиз…им. Весь вечер мы расспрашивали Диму с Ольгой об их странствиях, засиделись далеко за полночь. Надо иметь совсем другое восприятие мира, другие ценности, что бы вести такой образ жизни. И еще я заметил следующее. Как только ты думаешь, что становишься крут, и тебе кажется, что ты совершаешь уже серьезные походы, так судьба тебя сразу сталкивает с людьми намного превосходящими тебя в этом. Так было в прошлом году, когда в начале двухдневного похода на Аюду мы встретили мужика, который в одиночку из Катона по Бухтарме на Зыряновск и дальше до города проехал, так случилось и сейчас. Вроде как кто-то свыше следит, что бы у тебя гордыня не разыгралась.

25 июля, понедельник

Подножие Алатайских гор – перевал Бурхат, 44,9км

Подъем в 6.00. Смотрю, Леха уже на ногах, и костер зажег, и котел на нем висит, и порыбачить он уже пытался, в общем, все успел! А когда он дал мне еще и бутылку ледяного кумыса, я понял, что Леха – это просто бог! Монах тут дурной пример показал, посуду за всеми вымыл, в общем, какой-то сеанс необычайной утренней щедрости! В этом походе с мойкой котлов вообще что-то нереальное происходило. Обычно, все делают вид, что к грязному котлу никакого отношения не имеют, а тут все наоборот. На первой ночевке мы с Лехой чуть не подрались, каждый хотел котел вымыть, и в дальнейшем, только подумаешь, что котел надо помыть, а его уже кто-то отдраил.Завтракаем кашей, Дима с Олей угощают нас китайским чаем. Обязательное купание перед дорогой, фото на память с нашими новыми друзьями, и в путь. Россияне остаются, как сказал Дима, залипнем здесь на пару дней. Они во времени не ограничены, у них жизнь течет в другом измерении. Начинается подъем на перевал Алатайский. Дорога идет в тени деревьев, через несколько сот метров начинаются серпантины. Кое-где попадаются заболоченные места, они выложены гатью из толстенной лиственницы, причем почему-то в половине мест бревна лежат не поперек, а вдоль. Нам на велах конечно все равно, а на машине, наверное, не очень. С левой стороны на противоположном склоне отчетливо просматриваются узенькие дорожки – это маральи тропы. Чуть выше хвойные деревья, растут подозрительно ровными рядами – результаты работы Урунхайского лесопитомника. Вдалеке величественно возвышается горный хребет с трехтысячником Аксубас. Скорость перемещения у нас практически нулевая. Все едут от одного красивого места к другому и без конца фотографируются. На середине перевала стоит памятник какому-то Каракбай-батыру. Кто такой, чем знаменит, и почему там памятник стоит (памятник современный) непонятно. По крайне мере в интернете я про него ничего не нашел. Перед самым перевалом уклон возрастает, серпантины все круче, но мы упорно движемся вверх. Смотрю на Светика, она на голове баффу как-то так хитро завязала, что стала на завязку от конфеты похожа, такая Светка-конфетка! Хочется подойти и дернуть за конец, вдруг развернется? И вот мы наверху перевала! Высота 1792 метра. Удивительно, но по всей староавстрийке практически не было ни комаров, ни гнуса. В нашем любимом Зариддерье, на такой высоте нас бы сожрали кровососущие, а здесь никого – благодать! Поджидаем отставших товарищей. А товарищи отстали не просто так, а по делу! Ярик, Маша, Француз по дороге уже грибов насобирали. Где они их находили, непонятно, я например, ничего не видел. Спуск с перевала. Насилу заставляем одеть шлема Светика и Фелицию. Они видно свято уверены, что шлем, лежащий в рюкзаке, тоже предохраняет голову от падения. Спуск полностью состоит из серпантинов, относительно короткий, но экстремальный (если по нему конечно гнать). Первым несется Монах, он на спусках всем фору дает. Я понимаю, когда уклон небольшой, он за счет массы выигрывает, но здесь-то уклон будь здоров, постоянно на тормозах едешь. Значит это уже мастерство! Меня на одном повороте с дороги выбросило, через кусты, по большому радиусу, но все равно прошел! Леха объезжал грязь, не удержался, наступил, ушел чуть не по колено, наступил второй ногой и тоже увяз. Добрые товарищи не давали ему выбраться, пока не увековечили этот момент. Спустились к речке Мараленок. Юре видимо слава грибников весь спуск покоя не давала, он сразу в лес побежал. Вернулся с охапкой грибов. Француз стал угрожать нам грибным супом на обед. Небольшой подъем, и внизу, в долине, река Кара-Коба. Спуск вроде не крутой, но дорога размытая, посредине колея. Спустился до моста, стою, наслаждаюсь видом реки. Что-то наших долго нет. Подъезжают, смотрю Фелиция вся покоцанная, руки, ноги ободранные, сама в пыли. Оказывается, она на спуске попала в колею и упала. Следом летел Монах, он врезался в Машин вел, сделал сальто через руль, но приземлился удачно. В общем, не пострадали. Но Маше этого оказалось мало, наша замечательная блондинка разогналась опять, и метров через 30 звезданулась уже по полной программе, со ссадинами и синяками! Надо ли говорить, что шлема на ней конечно не было! Оказываем первую медицинскую помощи медсестре, купаемся в Кара-Кобе, разглядываем мост. Одна из ферм на нем погнута весенним ледоходом. От фермы до зеркала воды метра три, представляю, как эта река выглядит весной! Дальше наш путь лежит по долине Кара-Кобы. Места просто сказочно красивые, извивающаяся река, живописные мосты, отличная дорожка, ароматы трав, горы, лес, кажется, что ты просто в раю! После третьего моста останавливаемся на обед. Видно там место набитое, кострище, рогатины для котлов, все уже готово. Река там делает поворот, образуя отличный песчаный пляж. Девушки отправляются туда купаться, мы пониже расположились. Вода холодная, но не ледяная, абсолютно прозрачная, очень сильное течение. Смотрю вверх по течению реки, оцениваю ее с точки зрения сплава. Боковым зрение вижу, что кто-то руками машет. Это Марина мое внимание таким образом привлекает! Они там неглиже, как обычно купаются, я на реку смотрю, а не на них, видно обидно стала, вот она руками и замахала! Уже успели накупаться, а троих наших – Ромы, Терти и Хомяка все нет. Поехал посмотреть, что у них случилось. Примерно через километр смотрю – едут. У Ромы срезало резьбу в месте крепления багажника к раме в районе заднего колеса. Пришлось ставить болт с гайкой, а для этого понадобилось убрать одну звезду с задней кассеты. Благо у нас механик с золотыми руками, да и головой тоже все в порядке! Забегая немного вперёд, скажу, что багажники оказались самым слабым местом в велосипеде. Их конструкция, способ крепления к раме, рассчитаны на спокойную езду по асфальту, а не на экстремальный велотуризм. Француз, как и обещал, сварил нам отличный грибной суп. Мы его окрестили французским супом, да и все питание в походе – французской кухней. После обеда валялись в тени, купались. Неугомонный Леха сначала пытался ловить рыбу, у него весь поход была навязчивая идея кого-нибудь поймать. Когда он убедился, что здесь рыбы нет, нашел себе новое занятие. В голом виде нырял под воду с камерой и что-то там снимал. Обещал, если вид получится красивый, то на YouTube выложит. Судя по тому, что на YouTube ничего нет, ракурс был выбран неудачно. Но валяйся не валяйся, а ехать надо, мы и так уже из графика выбиваемся. Последний мост на Кара-Кобе завален, переходим вброд. Воды до середины голени, одно название, что река. Девушкам конечно велики помогаем перенести, но в основном из джентельменских соображений. До подножия перевала Бурхат дорога шла с пологим подъемом, по широкой долине. Где то на этом участке Тертя ухитрился потерять рацию. Обнаружил он это уже в начале подъема, вернулся, все посмотрел, но видно, бог туризма Хобу сделал себе подарок. Поднимаемся на перевал Бурхат. Еду вместе с Фелицией. Мы весь день ехали очень медленно. С одной стороны это хорошо, у меня колени после первого дня отошли, и увидел много интересного. Если бы я ехал один, я бы эту дорогу за полдня пролетел, правда, ничего, кроме пятна перед собой не увидел бы. Для меня сама дорога является самодостаточным удовольствием. С другой стороны ехать медленно мне тоже в тягость. От нечего делать давай себе пульс считать. Шестьдесят ударов в минуту, и это в подъем! Вот, думаю, почему я еду и сплю! Чтобы окончательно не заснуть, бросаю Машу и рву вперед. Догоняю Вовку, который едет первым, и вот я на вершине перевала! Как вовремя я поднялся! Прямо передо мною на солнце ослепительно сияли белоснежные пики Белухи! У меня сердце затрепетало! Это настолько величественное зрелище. Говорят, что увидеть Белуху – это огромное счастье, большую часть времени вершины скрыты в облаках. Я не альпинист и никогда им не буду, высоты боюсь, но я представляю чувства, которые они испытывают, когда покоряют такие вершины. Следом Француз поднимается, слышу рев восторга. Остальные как-то слабо реагировали, может уже солнце садиться стало, а может горы на людей по-разному действуют.
Перевал Бурхат – высота 2141 метр. Интересно, что на этой высоте еще растут деревья. В Риддере зона леса заканчивается на высоте 1800м. На вершине ветер, холодно, и буквально через несколько минут начинаем одеваться. Ярик достает какого-то диковинного цвета штаны. Что-то типа ультрамарин, а через мои оранжевые светофильтры Ярик вообще смотрелся, как инопланетянин. Все посмотрели на Ярика моими глазами (в смысле очками) и порадовались за него. Вот-вот должно начать темнеть, и надо думать о ночевке. Наш проводник Хомячок сказала, что чуть ниже должно быть озеро. Спускаемся, находим его – огромная заболоченная лужа без источника чистой воды. Тут слышим гул – из чащи выбегают лошади. Впереди вороной жеребец, за ним кобылы и несколько жеребят. Это полудикие лошади, которые не подпускают к себе людей и живут на свободе. Они выглядят по-другому, они двигаются по-другому, они свободны! Сколько грации и силы чувствуется в этих животных! На всякий случай обхожу озеро – воды пригодной для питья нет. Решаем спускаться вниз. Пока я озеро обследовал, народ с кедров зеленые шишки палками сбивал. Перевал Бурхат со стороны Катона намного круче, чем со стороны Маркаколя, практически отвесные склоны, а серпантин вьется рядом с пропастью. На спуск выезжаю почти последним. И тут внутри меня вдруг как будто что-то взорвалось. В прошлом году на тренировке я на хорошей скорости упал на спуске и после этого появился психологический страх. Тут он куда-то делся, и я полетел вниз! Это ни с чем несравнимое ощущение скорости, драйва, опасности, сравнимое, наверное, только со свободным падением. Я летел, обгоняя одного велопеха за другим и орал. Сначала я орал просто так, потом я кричал «банзай!» «я люблю Бурхат!» «Giant forever!» и « двухподес рулит». Последним, вернее первым, был Монах. Спуск состоял из одних каменей, и, конечно, мой двухподвес имел здесь преимущества. Я обошел Серегу и полетел дальше, правда, это длилось не долго. Прозевав, налетел на здоровый камень и пробил колесо. Остановился, поменял камеру, накачал, поставил, а никого нет. Странно, думаю, я всех давно обогнал, но Монах, то где-то рядом был. Подъезжает Фелиция, говорит, он в ста метрах от тебя колесо делает. Подъезжает Ярик, у него багажник раскрутился, Маша смотрит, у нее тоже уже одного болта крепления не хватает. Болты выкручиваю из велика Светика, чиню оба багажника. Пока возился, все наши проехали, Тетря остановился, меня ждет. Он всегда у нас замыкающим ехал, вдруг кто-то сломается, и очень ответственно к этому относился, я бы так не смог. Дальше едем уже в темноте, в свете фонариков.В конце спуска будка со шлагбаумом, рядом беседка, ручей, решаем остановится там на ночлег. В кострище даже дрова остались, так что костер запылал сразу. Палатки пришлось ставить далеко от беседки, косогор, ровное место найти непросто. Ручей ледяной, пока из мисочки себя вымоешь, весь задубеешь. Зато за ужином мы культурно сидели за столом, на деревянных скамеечках. Впечатлений от увиденного было очень много. Начали появляться мысли, а не съездить ли нам в следующем году в эти края, например к подножию Белухи? На этих радужных перспективах нашей дальнейшей веложизни мы и отправились спать.

 

26 июля, вторник.

перевал Бурхат – р.Собачья, 58,9км.

 

Встали в седьмом часу. Раньше в походах нас всегда Тертя будил, в этом перестал. Спрашиваю, ты что «подъем» не кричишь? Тертя говорит, ты сам кричи, после таких утренних криков коллектив к тебе большую личную неприязнь испытывать начинает. Утро началось с ремонтов. Мы с Монахом клеим камеры, у Монаха еще и на заднем колесе подшипник болтается. Тертя разобрал – половины шариков нет, хорошо у него в запасе все имелось. Проверяю свои колеса – тоже люфт небольшой появился, видно экстремальные спуски бесследно не проходят. Подхожу к Терте, дай, говорю ключи, я конуса подтяну. Не дает, зараза, важный такой сидит, я сам, говорит, все сделаю. В домик со шлагбаумом подъезжает какой-то абориген в камуфляже. Француз с ним пообщался, говорит, он старшего спрашивает, и денег по 150т с человека требует. Пошел разбираться. Абориген просит предъявить документы, я в свою очередь прошу его предъявить свои. Он сильно удивляется, но удостоверение инспектора Катон-Карагайского национального парка предъявляет. Я предъявляю свое удостоверение, он все записывает, сколько нас, откуда и куда едем, дает ознакомиться с памяткой по правилам нахождения на особо охраняемых природных территориях. Денег за нахождение в ООПТ я говорит, с вас брать не буду, если что – я вас не видел. Ну и на том спасибо! До трассы нам пара километров спуска. Еду, впереди Фелиция по правой стороне движется. В целях безопасности у нас принято, когда кого-нибудь обгоняешь на спуске, особенно при большой разнице в скорости кричать, «я справа» или «я слева», чтобы не допустить столкновения. Кричу Маше, «я слева», и Маша тут же переезжает на левую сторону дороги. Слетаю с дороги, хорошо, что там местность ровная, обгоняю, матерюсь, а Маша как ни в чем не бывало едет дальше. Выезжаем на асфальт. Как-то непривычно, машины ездят, вроде цивилизация какая-то. Небо хмурое, все вершины в облаках, дождик накрапывает. Получается, мы два дня хорошей погоды на самом интересном участке маршрута как украли. Хомячок делает нам групповое хронологическое фото, и мы трогаемся в путь. Предлагаю ехать в мешках друг за другом, но у народа получается слабо. Только Маша сидит на моем заднем колесе как влитая, и мы уходим с ней далеко вперед. Если отбросить ее безрассудное поведение на спусках, Маша хорошо продвинулась в педалировании, особенно по ровной дороге, а когда есть еще и небольшой уклон, вообще с пакостным лицом пытается обогнать дяденьку. По дороге то и дело попадаются красивые рубленые беседки, с такими же рублеными туалетами. Я подобного в нашей области больше нигде не видел. По дороге к Катону наблюдается интересный природный феномен. Едешь, отчетливо видишь, что спуск, а педалишь еле-еле 2:3. Потом видишь, что подъем, а байк тебя сам катит. Я думал, что это у меня одного такие глюки, нет, все наши это подтверждают. Преодолев километров тридцать, приезжаем в Катон-Карагай. Там появилась связь, все домой звонят. У нас здесь по плану закуп продуктов. В четырех или пяти магазинах закупаем себе все необходимое. Хочется нормальной еды, не консервированной, поэтому берем курицу на лапшу, и овощей для рагу на вечер. Сразу за Катоном сворачиваем с трассы к какому-то ручью, спугиваем парочку в машине, начинаем куриную лапшу варить. Рома топором мерзлые окорочка рубит, девчонки картошку чистят, Вовка уже сам ничего не делает, только руководит, чувствует себя шеф-поваром. После двух дней на тушенке куриная лапша - необыкновенно вкусное блюдо. И снова мы на трассе. Мы отстаем от графика, поэтому решаем не искать обходных путей, а доехать по асфальту до поворота на Согорное. С правой стороны дороги от нас долина реки Бухтармы, слева – горы под три тысячи метров, с Беркутаулом высотой 3373м. В Топкаине нас едва лошадь не сбила. Она видно сбросила седока, седло болталось у нее между ног, животное обезумело, ничего перед собой не видело и неслось напропалую. Зрелище впечатляющее. Проезжающие машины нам сигналили, особенно нашим девушкам. На повороте на Согорное один мужик даже остановился, вежливо так поинтересовался, а где ваша машина сопровождения? К Согорному спуск по отличной грунтовой дороге. Летим около 50км/ч, десять километров пролетели и не заметили как. Доезжаем до Бухтармы, дальше дорога все время идет вдоль реки. Гравийка, но состояние ужасное, сплошные торчащие камни. В который раз радуюсь, что на двухподвесе езжу, на хардтейле бы всю попу отбил. На обочинах дороги указатели с родниками, все культурно. Вроде как начинает темнеть, снимаю очки – нет, это просто у меня светофильтры темные стоят. Километрах в десяти от с.Печи отличная свежесрубленная беседка, 2 (два) туалета, и речка Собачья. Что еще туристу надо? Недавно прошел дождь, и вода в речке мутновата, но это же экологически чистая муть! Трава вся мокрая, в воздухе буквально висит влага. Протекая в канале под дорогой, речка образует небольшой полуметровый водопад, в котором классно купаться. На дрова идут какие-то старые сухие столбики, выкопанные Юрой. Все с нетерпением ждут обещанное Французом рагу из овощей. Как сказал уже ночью Вовка, наконец, подавая это блюдо изголодавшимся друзьям, рагу из овощей – это не туристическое блюдо, готовится в походных условиях очень долго. Впрочем, мы не торопимся, пока как следует не наедимся, все равно спать не ляжем.

 

27 июля, среда.

р.Собачья – с.Сенное, 58,9км.

 

Уже третью ночь, т.е. с самого начала похода я не могу выспаться. Храпящий рядом Монах сделать это не дает. Он начинает храпеть раньше, чем засыпает, и по-моему после того как проснется, храпеть не прекращает. Злой из-за недосыпа как собака, в шесть часов я ору дурным голосом – подъем! Велопехотинцам такой метод побудки явно не понравился. Леха и Тертя как всегда проснулись раньше всех, уже котлы над костром висят. Позавтракав, собираемся в путь. Сборы нашего коллектива по утрам меня удручают. Встаем в шесть часов, а выезжаем в десятом часу. Не дожидаясь всей группы, выехали втроем, я, Фелиция и Юра. Дорога шла вдоль Бухтармы, небольшие спуски и подъемы, красивые виды вокруг, и только каменистая дорога немного омрачала движение. Проехали Печи (ее уже переименовали в какое-то казахское название), держим путь на Коробиху. Навстречу Делика, из люка человек с бутылкой пива торчит. Остановились, пара молодых ребят и насколько местных жителей, давай расспрашивать. Восторгаются нашим походом, давайте, говорит, с вами сфотографируемся. Из кофра размером с мой рюкзак достают профессиональный фотоаппарат стоимостью как Делика, делают снимок на память, и мы снова отправляемся в путь. Вот и Коробиха. В начале деревни стоит административное здание, видно там вся советская власть сосредоточена. И участковый вышел, и какой-то лесной начальник. Все расспросили, намекнули, что мы по особо охраняемой территории едем, но на этом все кончилось. Ну а мы в магазин, жара, чего-нибудь холодного хочется. Мороженного нет, пришлось пивом ограничиваться. Примерно через полчаса Монах подъехал. Уютно расположившись в тени деревьев, начинает философствовать. Я, говорит, хочу старость в этой деревни встретить, чистый воздух природа, неторопливая жизнь. Надо сейчас только размножением с местными девушками заняться, чтобы к старости у меня здесь уже дети взрослые были. Через некоторое время подъезжает вся группа. Спрашиваю, что так долго, мы, втроем не торопясь ехали. Говорят, когда уже все со стоянки собрались, Рома покупаться решил, все его ждали. В Печах какой-то чел сказал, что видел велосипедистов переезжающих через мост, тоже полчаса времени потеряли, пока разобрались. В магазине откуда-то появилось мороженное, наедаемся, и дальше. Дорога из Коробихи до Сенного весьма условна. Местные, если надо на моторках плавают. Сразу за деревней крутой перевал, дальше лесовозная дорога, которой давно никто не пользовался. Поднимаемся к перевалу, это около километра от деревни. Половина группы опять отстает, приезжает минут через двадцать. Моему терпению приходит конец. Конечно, у нас не спортивный категорийный поход, где существует жесткий распорядок, но элементарная дисциплина, то должна быть. Намеченный график движения надо выполнять, а то один покупаться хочет, другой фотографировать, а все остальные ждут. Все это надо делать не в ущерб коллективу и плану похода. Всё это в довольно резкой форме довожу до команды. На поле, по которому движемся полно цветов. Ярик как настоящий джигит, на ходу срывает цветы и дарит Светику, та тихо тает от восторга. Подъезжаем к началу перевала. Он не очень длинный, но очень крутой. Посредине дороги метровая промоина, о езде и речи быть не может. Поднимаюсь до первого перелома, оставляю вел, иду девушкам помогать. Марину поднял, Фелицию, потом Светика. У меня, когда я злой дури много, всех поднять хватит. На перевале заросли малины, велопехотинцы лакомятся ягодой. Еще пара крутых отрезков, где останавливаемся, и вытаскиваем девушек. Только Маша-Хомячок весь подъем сама проходит. Она только с виду хрупкая девушка, а силы, выносливость и упорства в ней на пару здоровых мужиков хватит. Спускаемся с перевала. Дорога вся в ветках, промоинах, с торчащими камнями, видно, что ей давно никто не пользовался. После спуска остановились на обед. Время поджимает, впереди неизвестный участок дороги, чай варить некогда, обедаем всухомятку. С продуктами на перекус уже не очень, это тебе не двухдневный поход, где стол ломиться. Каждому по два куска хлеба, два кусочка сала, кусочек сыра, банка рыбных консервов на четверых и по три печенюшки. Дорога до Сенного – это говны в чистом виде. Дорога вся заросшая, двухметровый репей и такой же высоты жгучая крапива аркой свисают по краям. Каждые 50-100 метров огромные не высыхающие лужи. Сбоку конями натоптаны узенькие тропинки, где-то по ним можно проехать, где-то приходится идти пешком. Хомячок по такой тропинке ехала, у нее цепь слетела, она упала и в эту грязь по колено провалилась. Стоит только остановится, как тебя облепляет полчища комаров. Нас преследуют поломки. У Хомячка ломается консольный багажник, у Ромы сначала рвется цепь, а потом ломается кронштейн крепления багажника к заднему перу. Двадцать километров по такой дороге смело можно приравнять к пятидесяти по нормальной грунтовке. На Сенное выезжаем втроем, Монах, Ярик и я. Первый раз купаюсь в Бухтарме. Вода белая, со взвесью. Пытаемся найти место для ночевки. Берега у Бухтармы в том месте крутые, палатки поставить негде. Местные жители подсказывают, что за деревней около парома есть неплохое место. Смотрю, Фелиция едет, ай да Маша, молодец! Подтягиваются Француз, Марина и Светик. Едем через деревню, дети у Марины со Светиком спрашивают, а у вас велики на бензине работают? Нет, на каше, сале, и чуть-чуть на спирте. Магазин закрыт, заехали к продавщице, чтобы открыла, она нас культурно послала. На окраине деревни паромная переправа. Через реку натянут трос, паром без двигателя, все движение за счет течения реки. Рядом практически английская лужайка, и небольшая речка. Наши остаются лагерь ставить, я возвращаюсь за оставшимися. Пока ехал по деревни мы разминулись, в общем, к лагерю приехали уже вместе. Тертя с Лехой где-то хлеба и булочек прикупили и 2 литра парного молока. Сенное славится своим медом, поэтому по полторашки меда почти все домой взяли. Я когда покупал мед, попробовать попросил. Мне хозяин флягу открывает и ложку дает – пробуй! Я интеллигентно так пару ложек съел, вкусный, говорю. Хозяин говорит, да ты нормально попробуй. Зря это он так сказал, после этих слов у меня столовая ложка со скоростью звука замелькала. Прикупив там же еще шесть литров парного молока, возвращаюсь в стойбище. Уже и макароны с тушенкой готовы, правда после меда, молока и булочек есть уже не так и хочется. Объевшиеся велопехотинцы медленно расползаются по палаткам.

 

28 июля, четверг.

с.Сенное – Лесная Пристань, 92,1 км.

 

В шесть часов около палаток разлается ласковый Лехин голос: заиньки, рыбоньки, солнышки, пора вставать! Ото всюду возгласы одобрения, вот как оказывается наш коллектив по утрам будить надо! Леха в это утро видно сильно в ударе был, он еще и гороховую супо-кашу вкуснятскую сварил. Тертя тем временем с телятами общался, было видно, что они друг друга понимают. Сенное нам запомнилось светловолосыми жителями, чистыми свиньями и коровами, вкусным медом и молоком. В 9.30 выезжаем из деревни. Если у нас поход еще бы неделю был, мы, наверное, в конце только в обед выдвигаться стали бы. Дорога гравийная, каждая проходящая машина оставляет после себя облако долго не оседающей пыли. В речках вода уже мутная, это тебе на Кара-Коба! Поднимаемся на перевал, местные его называют «седло». Серпантины, жара, нехватка воды. Спуск правда забойный, и если бы не наносы щебня и песка, можно было бы хорошо разогнаться. Проезжаем Новополяковку, Александровку, останавливаемся на обед. Место не очень, крохотный ручей, но нам уже не до хорошего. После обеда опять эта нудная дорога. Последний перевал, и вот мы уже летим вниз к Средигорному. Перед самым асфальтом речка. Мы все в пыли, разогретые от жары, и тут вода! Покупаться, правда, успели только те, кто впереди ехал. Стоим на перекрестке, на выезде к Зыряновску. Мимо автобус с девчонками молодыми едет, они пальцем на Тертю показывают, который в трусах едет. Тот не растерялся, задом к ним повернулся и трусы снял! Я думал, щас автобус перевернется! Наконец мы на асфальте. Вот уж не думал, что я когда-нибудь асфальту обрадуюсь. Дорога идет с общим понижением уклона, скорость 28-30км/ч. Едем вдвоем с Французом, меняемся друг с другом, сидим в мешке. Тридцать километров до Зыряновска пролетели незаметно. Остановились около села Маяк, ждем остальных. Вопрос, где ночевать. Время уже шестой час, в округе ни источников чистой води, ни дров. Хомячок предлагает ехать до р.Хамир, это за Зыряновском, в районе с. Лесная пристань, около 15км. Совещаемся долго, ехать еще далеко, а люди уже устали, но других вариантов получается, что нет. Разворачиваем походное знамя, и въезжаем в город. СветЯрики постоянно отстают, Светик себе уже всю попу стерла, еле едет, Ярик ее морально поддерживает. Мимо огромных отстойников и прочих промышленных прелестей добираемся до Лесной пристани. Время восьмой час, боимся, что магазины уже закрыты. Нет, нашли один работающий, докупили продукты, едем на Хамир. Река оказалась на удивление чистой. Впадая в Бухтарму, она долго оставляла прозрачный след на фоне белой реки. Через Хамир подвесной мостик, доски гнилые, все на честном слове держится. Леха ехал, передним колесом провалился, после этого все пешком сразу пошли. Выбрали неплохое место, правда напротив, через реку дорога, но мы уже настолько устали, что нам все равно. Ставить лагерь и разводить костер у нас получается намного быстрее, чем собираться. И вот уже мужчины купаются голяком в реке, а с мостика их фотографируют местные девушки. Чувствуется, что за время похода начинает накапливаться усталость. Вроде мышцы особо не болят, но хочется сесть и посидеть, а лучше лечь и полежать. Этим мы весь вечер и занимались. На наше с Юрой счастье еще и Монах согласился на свежем воздухе поспать. Отключился сразу, как только до подушки добрался.

 

29 июля, пятница.

с. Лесная пристань – п. Октябрьский, 88км.

 

В четыре утра слышу какие-то дикие крики купающихся людей. Сначала подумал, что это кому-то из наших не спится, потом слышу, как Рома вылез из палатки и кого-то матом кроет. Значит, не наши были. Просыпаемся по барски в 6.30. Хомяку, Светику, завтра на работу, для них поход закончен, Леха с Юрой едут домой за машинами, чтобы приехать потом к нам на Мохнатку. Тертя сразу сказал, что до Октябрского на поезде поедет, Марина тоже. А вот Фелиция до последнего момента утверждала, что своим ходом поедет, а в последний момент отказалась. Позор, Маша, я от тебя такого не ожидал! Поезд в 14.30, ехать недалеко, поэтому товарищи матрасничают. И только четверо самых стойких собираются в путь. Француз, Яр, Равшан и я в 10.30 выезжаем по направлению к Парыгино. На всех перекрестках спрашиваем дорогу. Местные объясняют всегда непонятно. Они свято уверены, что мы так же ориентируемся в их дорогах, как они сами, и поэтому про различные перекрестки и повороты дороги ничего не упоминают. Доехали до Парыгино, опять дорогу спрашиваем, женщина говорит, вы не проедете, там вброд надо через р.Тургусун, вы не пройдете. Но мы настойчивые, все равно поехали. Подъезжаем, железнодорожный мост, на него крутая каменистая насыпь, лезть не хочется. Посмотрели, вроде река не глубокая, перебредем. Решение было неправильное. Река оказалась не такая уж и мелкая, со скользкими валунами, а в конце еще и дамба из скальной породы. Лучше мы бы через мост пошли. Потеряв минут сорок времени, продолжаем путь. Через несколько километров грунтовка вывела нас на трассу. В Тургусуне, в придорожном кафе купили по чебуреку на обед. Когда думали, как поедем, рассчитывали, что меняя друг друга, будем сидеть в мешках, экономя таким способом силы и увеличивая среднюю скорость. Но не тут-то было. Во-первых, отсутствовали навыки. Я, например, привык, что за мной в мешке всегда Маша едет, а сам в нем никогда толком не ездил. Оказывается, чтобы соблюдать минимальную дистанцию, надо не на колесо впереди едущего смотреть, а через его спину вперед. Во-вторых, Рома нашего темпа не выдерживал. А в третьих поднялся такой встречный ветер, что все наши благие намерения рассыпались в прах. Получалось так: пилишь, пилишь в подъем, потом спуск, а из-за встречного ветра опять педали крутить приходится. Угнетает не только физически, но и морально. Добрались до Первороссийки, остановились на обед. Только во втором магазине нашли кефир и катык, говорят, разбирают все быстро. Интересно, раньше в деревнях все своим молоком питались, а теперь его из города везут. Поехали на берег водохранилища. Вода грязная, с тиной, но все равно искупались. Обедали на железнодорожных путях. После Первороссийки ветер еще больше усилился. В горки со скоростью черепахи ползем. Зыряновск выше, чем Октябрьский расположен, вроде мы должны вниз ехать, но едем постоянно вверх. В Васильевке долго ждем Рому. Он едет медленно, но уверенно. После Васильевки опять подъемы, и вот оно, наконец, счастье! Дорога поворачивает на 90 градусов, ветер почти попутный, и постоянные спуски! На спусках разгоняемся до 64-65 км/ч. Доезжаем до ст.Бухтарма, звоню Терте. Они недавно приехали и ждут нас в Октябрьском, около магазина. Еще несколько километров против ветра, и вот они, наши свежие товарищи. С велосипеда слез, а идти не могу. Из всех дней похода этот самым выматывающим оказался. Расспрашиваю, как они доехали. Они нагло рассказывают, как им трудно было ехать в каком-то шикарном вагоне, где они давились пивом с огурцами. Мы им, конечно, сочувствуем, и даже где-то жалеем. У меня самого никаких человеческих желаний вообще нет, ни пить, ни есть, ничего не охота, просто дикая усталость. Собираю себя в кучу, закупаемся на ужин, и вперед на г.Мохнатка. С двух сторон горы расположены базы отдыха, между ними метров триста побережья недоступного для транспорта. Поскольку большинство современных людей без машины отдыхать уже не могут, там относительно свободно. Выбрали место, где мусора поменьше, поставили палатки. После чистых лесов, где мы были, берег поражает обилием мусора. Ну почему так происходит? Человек приехал в чистое место, на машине, оставил после себя бутылки, банки, пакеты, что, так трудно все это увезти? Почему мы по дороге бумажки от конфет никогда не выбрасываем, в костре все потом сжигаем, пивные бутылки из леса до ближайшей деревни на велосипеде везем? Вечером подъезжает Панда с семьей и Орлом. Панда как всегда орет, чувствуется, что сил у него в отличие от нас много. Впрочем, мы уже от дороги отошли, и ничего человеческое стало нам не чуждо. Веселый вечер, с учетом того, что завтра никуда ехать не надо затянулся надолго.

 

30-31 июля, суббота, воскресенье.

г.Мохнатка.

 

Два дня у нас был пассивный отдых. В субботу приехал Леха, привез Доктора с семьей и Наташу, в воскресенье Юра с семьей приехали. Вместе с детьми нас насчитывалось около двадцати человек, всех сосчитать было тяжело, дети туда-сюда бегали. Цыганский табор по сравнению с нами просто нервно курит в сторонке. Отдых – он и есть отдых, с шашлыками, напитками, купанием, попытками рыбалки, и ничего не деланьем. Но все равно вставали максимум в половине седьмого, а мысль, что куда-то надо ехать постоянно терзала мозг. Я так долго отдыхать не могу, мне бы и одного дня хватило бы. В воскресенье уже сильно хотелось домой. Трудности закаляют велопехотинцев, а такой отдых отнимает их силы и расслабляет дух. В итоге, из всех людей собиравшихся раньше доехать до города на велах, остался я один. Но поход не окончен, пока движется последний велопехотинец! Вечером в воскресенье почти все уехали домой. На враз опустевшем береге осталось нас только четверо – Рома, который оставался еще на неделю на б/о Волна, Вовка с Мариной, которых должны были забрать утром и я. Было какое-то ощущение внутренней пустоты, как будто нас бросили. Грустные, мы ходили и собирали мусор, сначала свой, потом Рома уже стал и чужие бутылки и стекла из расселин камней доставать. Сварили кашу, ей поужинали, и на утро еще оставили. Спать отправились рано.

 

1 августа, понедельник.

г.Мохнатка - Усть-Каменогорск, 110км.

Проснулся в 4.30, только светало. Затолкал в себя кашу, погрел чаю и в 5.30 выехал домой. Проехал пару километров, окончательно проснулся. Погода самая велосипедная, пасмурно, не жарко, ветра нет, педалится легко. А жизнь-то налаживается! Поднялся до кафе «Думан», набрал чебуреков, запасся водой. Подъем на Осиновский перевал дался очень легко. Время раннее, машин мало, ехать одно удовольствие. Перед спуском в Северное подкрепился чебуреком и побил личный рекорд скорости, разогнавшись до 79,86 км/ч. По дороге меня три раза останавливали знакомые, все расспрашивали, что да как, но в 11 часов я был уже дома. За семь ходовых дней у меня на спидометре 565 километров. Что же, поход по Староавстрийке закончен. Может для бывалых велотуристов он может показаться несложным, для кого-то наоборот, запредельным, но для нашего клуба это определенный этап развития и шаг вперед. Перефразируя слова из известной песни Высоцкого, можно сказать, что лучше похода может быть поход, в котором ты еще не бывал! Итак, вперед, к новым свершениям!

Счастливых покатушек!

Общие сведения о походе:

 

Дата начала и окончания маршрута: 23.07.2011 - 01.08.2011

 

График высот.

 

Пройденное расстояние в пределах 500 км. По данным и данным велокомпьютера немного различимо, да и последнюю часть маршрута проехали не все участники.

GPS трек можно скачать по ссылке.

 

 

 

 

 

Комментарии   

Вячеслав
+3 #11 Вячеслав 23.12.2011 02:50
Здорово! Просто здорово! Захотелось лета и отправиться куда нибудь так же на велосипеде. Молодцы!!!
Назым
+5 #12 Назым 17.05.2013 03:39
Так приятно было случайно найти вашу статью и прочитать о родине, считайте я там родилась, в с. Бобровка( прожила там 8 лет; кажется село переименовали), это как раз по прямой от Сорвенка. Я давно уже живу в Москве, и давно не была на Родине . Но самые наипозитивнейши е воспоминания связаны с этими 8-ю годами...
И совсем для статистики: Теректы это переименованное село Алексеевка... И полагаю реку Черная Каба переименовали в р.Сорвенок... А этих рек Каба, было четыре Черная, Белая, остальные не помню, и все они втекают в оз.Маркаколь. Там водится рыба ускуч, которая метает отличную красную икру.
И в ностальгические минуты, когда я говорила о своем детстве, у моих слушателей возникало желание непременно туда съездить...
Но в Казахстане, тамошний туризм развит, прямо скажем никак)))) поэтому, все рвения остаются простыми желаниями)))
А вот, что Меня останавливает?. .. Боюсь, испортить свои детские воспоминания, и за 35 я дорожу ими...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика