Песня о закате, или Разливанка-2012

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Золотая осень – сколько тепла в этих словах! В воздухе, пропитанном мягким светом, в багряном зареве, в шуршании листьев под ногами, в неповторимом сыроватом запахе осеннего леса…. Почувствовать себя в окружении этого волшебства – вот о чем мечталось в душной городской суете. 

Идея сходить на Разливанские озера пришла сама собой: давно не гуляли пешком (не считая июльских скитаний с велосипедами), а куда мы для души ходим? – правильно, на Разливанку! Два с половиной часа наверх – и ты оказываешься в потрясающем месте: только ты и природа.
Итак, 8 сентября пять велопехотинцев (Фелиция, Леха, Ярик, Француз, Монах) и наш дружище Борис встретились на Бажова, готовые к приключениям. Ярик взял нового члена их семьи – Кристофера, который претендует на почетное звание велопехотной собаки. Остальные пехотинцы остались в городе ждать, когда же Разливанка покроется льдом, чтоб покататься там на коньках. Ну а мы пока так, на разведку! В Риддере остановились за горячим хлебом и купили мантов на базаре, чтоб перекусить перед подъемом. Обедать планировали на месте. 


Серый Луг встречал гостеприимно. Всегда здесь чувствуется какая-то беззаботность, отстраненность от цивилизованного мира, и одновременно все кажется родным и знакомым. Еще не осеннее солнце грело так, что я пожалела о забытой в городе футболке – пригодилась бы. Кушать сели на улице за длинным столом человек на 30; манты, чай – энергии хватит до вечера, поэтому через полчаса мы уже бодро шли через мостик, удаляясь от Серого Луга. Чуть не забыла: перед выходом попросили затопить нам баньку к завтрашнему обеду – что может быть приятнее после похода!
В прошлом году мы были на Разливанке в конце октября, когда трава даже внизу была покрыта снегом, а сейчас здесь было практически лето; лишь ярко-красные листья рябин будто смущенно напоминали, что на календаре - сентябрь. Кристофер, маленький друг человека, без устали сновал под ногами, и кажется, я ему пару раз случайно зарядила пяткой, заслужив тем самым особое к себе расположение. На первом броде Крис замешкался, не зная, как ему поступить: перейти по бревну или прыгать по камням, так и метался туда-сюда, пока Ярик не перенес его, взяв ласково зашкирку. На дороге в грязи видели следы местных обитателей – рыси и медведя, и мальчики с удовольствием вели разговоры на мою любимую тему. Неподалеку на поляне трудно было не заметить Камаз, вокруг насыпи ореховой шелухи, пара палаток, только людей не видать. На такой технике они точно сюда не за грибами приехали. Через несколько метров дорогу в две колеи пресек мощный ствол поваленной березы, за ним виднелась только тропинка, уходившая круто вверх. В пеших походах, безусловно, есть своя прелесть. Например, с велом в гору идешь, пыхтишь, некогда глаза поднять, а здесь – ноги идут, а сам по сторонам головой вертишь и успеваешь заметить те детали, до которых в велопоходе и дела нет. Полдороги меня мальчишки водили за нос – говорят, налево надо идти, а сами направо чешут! В итоге Серега выдал: «Мужику куда не выйди - всегда налево будет!»
Вскоре услышали какие-то звуки: это шишкари с Камаза кедры долбят. На земле шишка вся была съедена животными, очень редко попадались целые. Посидели, Серега нам о экшн-игре поведал под названием «страйкбол», но в лесу свой экшн – только от шишкарей повыше забрались, давай на нас какой-то медведь местный рычать. Я вообще не поняла, что это было, однако Вова как только сказал «медведь», мне захотелось на спине заиметь моторчик, чтоб если что быстро-быстро куда-нибудь наверх, в кедры… Неприятное чувство осторожной надежды на, что этот экземпляр добрый и сытый. Но вот началась последняя марена, и тут же открылся такой любимый вид на просторы Зариддерья – дорога где-то далеко внизу, а вокруг – непередаваемое буйство теплых зеленых красок. Что же здесь творится весной, когда все цветет и распускается?
Нашли прошлогоднюю полянку-стоянку, все как и прежде, только пара новых деталей в «интерьере»: кем-то забытые носки три штуки и пара новых гвоздей в сосне у кострища. На часах – нет и двух, и первым делом, конечно, побежали купаться. Боряну и Сереге не терпелось на озеро посмотреть, и они поскакали весело с кочки на кочку через ручей. Безусловно, отличительная особенность нижнего из Разливанских озер – это его неясное очертание. Начинается непонятно где и перетекает все в ручей. Разделившись по половому признаку, принялись купаться, хотя это громко сказано! Лехино тело, начав погружение в воду «щучкой», тут же оценило температуру воды и начало выныривать обратно, ноги при этом продолжали двигаться в воду. Жаль, что я этого не видела, но ржач стоял конский. Ярик сначала ходил по воде, потом все-таки оставил свои следы на дне озера. Придем в октябре сюда – а следы видно будет подо льдом! Меня вообще хотели в воду загнать и написать «Велопехотинец» на дне, ага, размечтались, нашли пиарастку! После омовений расселись на большом камне – как же хорошо, товарищи! Солнышко греет, ручеек шумит, ммм, блаженство!
Обед плавно перетек в ужин, причем на ужин мы ничего готовить не стали, т.к. объем лапши-салата-перекуса-и прочего был рассчитан не на 6 человек, а на 16. Крис время от времени, почуяв зверя, настораживался и грозно рычал. Я вообще боялась отойти от лагеря без охраны, поэтому брала с собой Леху – он в пуховике, шапке, сланцах на босу ногу и с топором в руке выглядел устрашающе. Особенно когда залез на камень, стал размахивать топором и орать, как представитель воинственного племени. Какой уж тут медведь рыпнется…
Солнце начало доставать кромку хребта, и Ярик убедительно попросил пойти за ним. Закат. Бывает иногда, что он длится меньше минуты, а запоминается на всю жизнь. Друзья, настроение, природа – все здесь сливается в идеальное гармоничное трезвучие, такое, когда проводишь по струнам – и ждешь, пока стихнет звук. Стихнет, а в голове он еще звучит и звучит…Так и закат – ослепительный диск сменит свой палящий свет на мягкий и успокаивающий, хребты окрасятся в розово-коричневые тона и их станет видно далеко-далеко. А ты смотришь и думаешь: «Как же мне повезло, что в моем крае есть места, которыми можно любоваться бесконечно!»
Совсем стемнело, вернулись в лагерь. Сереге явно чего-то не хватало – тепла или света, и он решил из обычного костра сделать пионерский. Сделал. Красиво. Тепло. Светло. Но не спортивно это – вокруг такого костра сидеть. Вова с Яриком решили продолжить традицию заниматься спортом в походах (как бы странно это не звучало), ну и давай через костер прыгать. Леха не выдержал, и под мои крики «ты же, б.., в тапках!» сиганул в огонь. Насмотревшись на «очищение душ» мужей велопехоты, я прыгнула тоже, очистилась, конечно, сразу. Боря ворошил дрова, чтоб было много искр, и зрелище это было красивое - тысячи звездочек поднимались ввысь и растворялись в сумраке ночи. Романтика. Полилась песня: «Как ночка тёмная, Как речка быстрая, Как одинокая луна На небе ждёт меня она...» Душевно здесь все-таки! Вдоволь напевшись, уже за двенадцать разбрелись спать.
Кто там хотел на перевал в пять утра бежать? Уже шесть, а народ не шевелится! На палатке иней. Завтракать не хотелось, согрели чай с душицей, достали вкусняшки. Досадно, что тушенку зря носили, но вниз-то ее все равно проще тащить. Крис неназойливо крутился у ног, намекая на подвижные игры. Дул теплый ветер, свежий, а когда солнце встало, то необходимость побатонить достигла пика, и никаких пиков уже не хотелось. Лишь четверо самых стойких к лени (запомните эти имена – Леха, Вован, Серега и Кристофер Светярикович) решили пройти по девчачьему прошлогоднему маршруту, где мы тогда Наталью ждали. Я, Борян и Ярик остались в лагере. Сначала Боря фотать убежал, потом Ярик нашел в себе силы догнать пацанов, а я практиковалась в игре на кубызе. Скоро «Мановар» как нефиг делать сбацаю, а пока только классическую, про елочку. Обозначила наше присутствие надписью на камне, про «пехотинец» все понятно, а вот «вело» - это кажется каким-то извращением. К 11-30 свернули лагерь, скипятили чай к приходу выгуливающихся. Уходить не хотелось, но внизу уже наверняка топится баня к нашему приходу, что не может не радовать.
Ярик был готов показать, как правильно спускаться надо, полубегом-полупрыгом, но уклон однако для этого нужно поспокойнее – здесь любой неверный «прыг» может обернуться поломкой шеи или чего-нибудь еще. Муж клятвенно обещал в болото не тащить, но, блин, проводник из Лехи- это «давай, до свиданья» - и вот оно, уже хлюпаем в том самом болоте. Крису хуже всего пришлось – лапки маленькие, короткие, по кочкам трудно скакать, он то и дело в воду попадал, но стойко все перенес. Вышли на поляну шишкарей – Камаз уехал, только бутылка стеклянная валяется – не влезла, наверное. Что ж, раз у меня в карманах места больше, чем в Камазе, донесу стекло до мусорки. Вот уже знакомые елки перед Серым лугом с петляющей меж ними тропой, но что это? – Леха и Ярик решили, что по другой дороге веселее, идут вниз «по высокой-высокой траве..», и крыши домов сверкают уже где-то выше нас. Эх, проводники!
Возле машин, покидав рюкзаки, сняли ботинки и ощутили себя как в том босоногом детстве. Развалились на 10 минут на травяном ковре, а Филя бегал рядом и клянчил угощение. Пустив меня, как малочисленную, но не вымирающую особь в баню первой, мальчики обеспечили себе горячий чай с лимоном к концу своего мытья. Ну, теперь и домой можно! На часах начало пятого, необычайно рано наш поход закончился в этот раз.
Остановились в Черемшанке, затарились живицей и кедровым маслом на зиму, Серега грибов купил, и, врубив диск с музыкой из видеоклипов «Велопехоты», пошуршали колесами в родной город.
Здорово отдохнули, и побольше нам таких душевных походов, товарищи (cheers)!!!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика