Приключения пехотинцев в Чарыне. Путевые заметки.

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Предисловие.

18-22 марта, пока все нормальные люди отмечают Наурыз и просто выходные, велопехотинцами и их товарищами был совершен первый пеший поход, который оправдал часть названия клуба. В Чарын предложил ехать Гарик; с Оливкой и Женей он был там прошлой осенью, пообещав сказочные виды и новые знакомства. Участники Алматинского туристического клуба «Романтик» традиционно посещают Чарынский каньон каждый год, причем ходят не десятками, а сотнями. Поэтому одиннадцати туристам из Усть-Каменогорска были только рады. 11 туристов – это Леха, Фелиция, Наталья, Доктор, Штурман, Гарик и Оливка, Алексей (работает со мной на одном этаже и, оказывается, тоже любитель походить) и его жена Света, Лена Бирюкова (многие знают ее как исполнительницу авторской песни) и Женя Мостовая (девушка с неиссякаемой энергией и стальными нервами, поэтому и работает в «Алтайских Альпах» маркетологом). Нас также сопровождал всеобщий любимец, беккантрийный медвежонок Тедди. План был таков: автобус с участниками встречает нас и команду с Бишкека в Алматы, едем в Каньон и проходим его неклассическим способом – с конца в начало стандартного маршрута. Смотрели с Лехой по Гуглу - поход казался очень матрасным. Решили, если что – быстренько, за день-полтора, пройдем его и будем весело ожидать остальной народ. По прогнозу обещали дождь, и мы думали, что хоть он как-то сгладит матрасность путешествия. А еще оказывается, у нас проблема купить сразу несколько билетов в один купейный вагон. Какая-то хитроумная программа, с которой не могла справиться тетечка из ж\д кассы, упорно предлагала распределить нашу бригаду по разным вагонам. За плитку шоколада от Гарика программа все-таки поменяла свое мнение. Итак, с утра пораньше 18 марта загрузились на поезд и двинули в направлении Алматы.

18 марта.

Стук колес, равномерное покачивание, смена станций и всегда одинаково унылый пейзаж за окном – вот что ожидало нас на протяжении всего пути. Но! Мы ж найдем чем себя развлечь. В перерывах между возлияниями напитков, запрещенных в местах общественных, пытались заняться самообразованием. По замыслу Натальи по приезду в Алматы мы должны были в совершенстве знать столицы всех стран мира, начиная от Канады и заканчивая Мозамбиком и о.Фиджи. Из всего этого экзотического многообразия запомнили только Нассау – столицу Багам, и то по причине схожести слова с некоторыми положительными эмоциями организма. Мучить мозг долго не могли, поэтому вскоре наступила очередь хэнд-мэйд занятий. У меня на темных очках с оправы отвалились мягкие штучки для переносицы. На помощь пришел детский пластилин, самозатвердевающий на воздухе. Из него я заранее вылепила нужные части, а Гарик приклеил их к оправе. Вы не поверите – за весь поход ничего с ними не случилось, наверное, с покупкой новых очков можно повременить! Затем настало время повышения культурного уровня, и Женя расчехлила свою гитару. Люди у нас все-таки интересные. Что одному хорошо, другому плохо. Песни «Гражданской обороны» и «Чижа» соседей доводили едва ли не до инфаркта. Зашла тетечка с соседнего купе, констатировала, что во всем вагоне слышно только нас и попросила петь тише, потому что у людей больное сердце. А если бы всю велопехоту в один вагон, проводник бы жаловаться стал? Ночью около 12 на станции, кажется, Уш-Тобе наши Алексеи вышли из поезда и вернулись с ароматной копченой огромной рыбиной. Секунды – и рыбины не стало. Теперь можно и поспать.

19 марта.

С Капчагая начиналась санитарная зона, поэтому проснулись около 5. В Алматы еще лежал снег, было пасмурно. На вокзале нас встречало несколько бравых парней, которые с воодушевлением забрали рюкзаки у девушек и пошли к автобусам. Публика была разномастная – кто в гламуре, кто в кирзачах. Возраст участников 11-55 лет, в основном студенты и чуть старше. Мы набрали пива, кто-то пил водку, а в это время организатор похода Макс рассказывал о местах, мимо которых мы проезжали. Макс произвел впечатление человека, которому постоянно нужно быть в центре внимания, чтобы проявлять свои лидерские качества. Также к коллективу из Усть-Камании (так ласково назвал нас Доктор) присоединился Никита, друг Жени, алматинец, альпинист, симпатичный, ответственный и надежный парень. Еще при обсуждении похода мы с подозрением отнеслись к присутствию посторонних людей в команде, но Женя заверила нас, что парень достойный и хороший, и мы на самом деле в этом твердо убедились позже.

Останавливались очень часто, возле каждого пункта, где продавали напитки. 200 км преодолели часа за 3,5. Больше всего мы ждали поселок Байсеит, там все 130 человек вывалили из автобусов, чтобы приобрести луковые лепешки огромных размеров и восхитительные шашлыки из баранины. Шашлык, сервированный луком и кусочками лепешки, был на вершине вкусовой пирамиды, пияз-нан тоже весьма оригинальная вещь, особенно когда с пылу – с жару. По мере удаления от Алматы небо становилось все синее, солнце все ярче. Стало понятно, что дождевик и резиновые сапоги пролежат в рюкзаках сегодня точно, и, возможно, еще и завтра. Проехав сквозь ущелья, оказались в степи. С одной стороны степь, с другой снежные горы, залитые солнцем. Зрелище очень красивое и величественное. Свернув с трассы, остановились возле указателей. Здесь и начиналось наше путешествие по каньону. Вышли из автобуса, огляделись. Степь, почва песочно-глиняная, из растений – что-то низкорослое и колючее, никаких кустов и деревьев. Все находились в радостном предвкушении, воодушевленно закидывая рюкзаки за плечи.

Людей было ну просто дофига, а собаки было всего две, и одной из них по кличке Гром также досталась ноша. Это было подобие велорюкзака-штанов с ручкой сверху для переноски то ли только рюкзака, то ли его вместе с собакой. Грому доверили тушенку и майонез - доброму хозяину ничего для друга не жалко. Второй собаке, чьи хозяева были гостями с Бишкека, только по этой причине не досталась такая же участь. Наконец Макс собрал всех в кучу и дал наставления типа «Меня не обгонять, слушаться своих проводников, с пути не сворачивать». Решили обойти пост экологов, чтобы не платить за вход в туристическую зону. Колонна внушала уважение – мы шли впереди, и когда спустились с первого холма, люди поднимались и поднимались, в конце концов это стало похоже на огромный кишащий муравейник.

Еще через пару холмов нам открылся вид, которого Велопехи и К не видели никогда: грунтовая дорога, обрамленная 30-метровыми резными песочно-каменистыми столпами разных оттенков желтого и оранжевого, которые величаво наблюдали за туристами, казавшимися мелкими крохами среди всего этого великолепия. Место каньона называлось «Долина Замков» и Оля-Оливка сказала, что более красивого места мы в походе не увидим. Восприняв это как призыв к действию, достали фотоаппараты и понеслось. Каких тут только поз не было! И на камне, и под камнем, и всприсоску, и поодиночке, и все вместе. Парни-проводники, которые сопровождали нас, уже начинали нервничать, потому что весь коллектив ушел вперед. «Не беда», - сорвавшись, в 3 секунды догнали впереди идущих. Выйдя из Долины замков, нам нужно было по плану подняться наверх из каньона и пойти по степи, чтобы потом выйти к реке и спуститься к ней на ночлег. Выход наверх представлял собой ущелье метра 2 шириной и высотой около 15. Залезть по скале можно было только по одной стороне и очень аккуратно, потому что порода там оказалась сыпучей, крошащейся под руками и ногами. Но толпа из 130 лбов – это неуправляемая толпа. Взбираться по скалам ринулись все, чуть ли не расталкивая друг друга локтями. Я смотрела со стороны и думала, что вот-вот кто-нибудь навернется вниз в этом хаосе. Никита и парни-альпинисты прокинули «перила» - веревку для страховки. Настала и моя очередь карабкаться. Передо мной взбирался дядюшка с ником Колорадо; он еще в автобусе с очень нетрезвым видом орал песни, по синусоиде шел в каньоне, в общем, очень не хотелось, чтобы он мешком свалился на меня. К счастью, парни вытянули-вытолкали его на ровную поверхность. Остальная пехота обошла ущелье левее, но там, говорят, было опаснее.

По хребту в лучах заходящего солнца вереница туристов поднималась из каньона. Дул прохладный ветер, поднимая пыль из-под ботинок. Неповторимый узорчато изрезанный рельеф, слоистые отвесные горы, тысячами лет над которыми работали ветер и вода – все вокруг казалось чем-то призрачным и ненастоящим, как будто сидишь и смотришь кинофильм. Абсолютно другой мир природы, нетронутой цивилизацией. Луна, которая в этот день была рекордно близка к Земле, поднималась из-за горизонта. Знак был тревожный, ведь мы не нашли место для ночевки. Основная масса туристов, включая проводников и Макса во главе, вообще никуда не торопилась, распивая спиртные напитки. У нас так не принято – дошел до места, там и расслабляйся. Тем более, если ведешь за собой более ста человек, которые в данной местности абсолютно не ориентируются. Пройдя пару логов в нулевым результатом увидеть воду, которая по ЖПС должна быть где-то рядом (омрачало отсутствие рельефа этой области на ЖПС), народ реально начал нервничать. В свете фонариков Макс повел к якобы спуску, но в темноте промахнулся – мы вышли к обрыву. Рисковать не стали. Поднялись снова на холм, за которым, к счастью, открылась большая поляна, где и решено было разбить лагерь. Народ знающий тащил с собой 5-литровые бадейки с водой, мы же, в течение дня истребив запасы, остались вечером ни с чем. Нам повезло, что кое-где лежали островки снега. Кружками наскребли на чай; о полноценном ужине не могло быть и речи. Настроение тоже колебалось на уровне плинтуса, поэтому долго возле скромного огня сидеть не стали.


20 марта.

Лагерь проснулся около 7 утра, и тут же стало ясно, что мы были в ста метрах от пологого склона, ведущего к реке Чарын. Река, неся свои мутные воды сквозь отвесные скалы через обилие порогов, недаром получила 6 категорию сложности по меркам водников. Наша команда почаевничала, пофоталась возле флага, который Женя где-то стыбрила, и последними спустились к Чарыну. Алматинцы, вновь раскинув палатки, готовили завтрак. Мы решили не терять время, и, спросив у проводников, куда и до какой точки нам двигаться, пошли вниз по течению. Флора там, мягко говоря, не отличается многообразием. Колючками оснащены абсолютно все растения. Саксаул, готовый превратиться в костер, рос, как лес. Все сухое и серое. Почва, нет, не почва, а что-то песчаное, желтое и пыльное, не давала ни намека на плодородность. Возле реки та же безжизненная картина. Вода из-за глины и сильного течения зеленовато-серая, но питьевая. Весной здесь и не пахло – только температура воздуха позволяла идти в кофтах. Шли то короткими участками вдоль реки, то поднимались на облазы и спускались с них, то с риском подвернуть конечности перемещались по сыпухам и маренам, которые на каждом склоне были разного цвета и структуры. Горы, как выразился Тима, там «живые» - камни осыпались под руками и ногами, и это требовало постоянной концентрации и напряжения. Некоторые девушки из других групп буквально ползли по камням, боясь высоты. Было чего бояться – под нами шумела река, срывавшиеся камни с грохотом летели вниз и всплесками исчезали в воде. Мне запомнился один парень – уставшего, я пыталась его обогнать на узкой тропе, а он, вместо того, чтобы пропустить, возле каждого препятствия подавал мне руку. Подходило время обеда. Один из проводников сказал нам, что через километр будет поляна, но мы, обнаружив неплохое место, уселись практически на тропе и начали готовить. Это был наш первый настоящий обед. Витя сварил свой неповторимый Докторский суп, разогрели оставшиеся луковые лепешки, заварили чай. Проходившим мимо туристам говорили: «С наступающим аппетитом, обед через километр!», и они радостно топали дальше. Мы же, отдохнув часок, сытые и с новыми силами, вышли буквально на глиссер. Через километр не оказалось ничего похожего на место, пригодное для обеда. Мы были благодарны сами себе, что интуитивно приняли верное решение покушать по расписанию. Люди шли уже почти на локтях, измотанные бесконечными подъемами и спусками. Доктор вел уставшую Женю за руку, Лене помогали Тима и Виталя, Алексей и Света шли дружно в одном темпе. Мы с Натальей топали первыми, пока Леха и Никита не обогнали нас – они хотели сбегать вперед на разведку. Солнце исчезало за горами. Преодолев последний сыпучий склон и выйдя на поляну, поросшую, что неудивительно, саксаулом, увидели с Натальей, что мальчишки, скинув рюкзаки, бегут к нам. «Дальше все грустно, ночевать будем здесь. Мы пока остальным поможем, а вы начинайте место под палатки готовить и дров наломайте». Они, наивные, думали, что девушки, которые в пыли вторые сутки идут, могут в таком виде хозяйством заниматься??? Самой актуальной была мысль найти нормальный подступ к воде и отмыть чарынскую пыль. Мой гель для душа тупо замерз во флакончике. Без мыла, так без мыла. Ну и что, что вода ледяная. Все равно непередаваемый кайф. Жизнь налаживалась. Но не всем было так хорошо. Лена со слезами улеглась на каримат – сил у нее было на минимуме, мучил кашель. Женя тоже устала всем телом, кроме языка. Такой фонтан красноречия после длинного дня удивлял всех! Мальчишки, поддавшись нашей рекламе, тоже искупались, чуть не оставив подошвы шлепок на охлаждающихся и покрывавшихся льдом камнях. Пока ставили палатки, подошли еще несколько человек. С жадностью набросились на вкусняшки, которые мы им предложили – ребята до сих пор не ели. Перекусив, они ушли в неизвестном направлении ставить свой лагерь. Еще одна группа ушла вперед, 2 встали с нами на поляне, 2 остались сзади за перевалом, а остальные из 130 приключенцев вышли наверх и тусовались в степи.

На ужин была жареная курица, гречка с тушенкой, коньяк, песни под гитару, еще и еще раз коньяк. Лена с Женей по очереди пели песни, одна всем особенно понравилась – про семейные отношения и зубную пасту. Полная огромная луна освещала все вокруг, горы окружали нас со всех сторон, и только хохот и громкие разговоры нарушали ночной покой. Вдруг раздался резкий хлопок, похожий на выстрел. Гарик с Тимой начали спорить, что это было. Гарик, служивший в армии, утверждал, что это учебный взрывпакет, а Тима, раскрыв неизвестную грань своей личности, поведал о том, что «когда он был молодой», делал невероятное количество различных взрывных устройств, и выдвигал свои версии. Еще пару раз за вечер повторялись эти звуки-выстрелы, давая повод для новых дебатов об их происхождении. Когда мы с Натали пошли спать, Витя, хитро улыбаясь, напомнил о том, что его тело в демисезонном спальнике может замерзнуть и он не против оказаться между двумя девочками. Мы офигели. Мы его, конечно, любим, но женщины - существа более впечатлительные и иногда тоже требуют заботы. Решили устроить график ночевок у стенки палатки. Если в первую ночь мерзла в Пласиде Наталья, а спальник у нее по заявленным характеристикам лучше, чем мой, то теперь мы решили поменяться с ней спальниками и у стенки спала бы я, но на следующую ночь Доктор беспрекословно будет греть нас. Леху из графика дежурства исключили по причине его экипированности спальником Маммут -30 экстрим и тем самым пожизненной ночевки возле стенки. Тем временем Гарик в состоянии алкогольного опьянения куда-то исчез. Оливка и Женя, переживая, принялись искать его спящего под кустами в «секс-ауле», в других палатках, хотели идти в другой лагерь, но он вернулся сам, известив о прибытии богатырским воплем. Тима-Штурман обнаружил, что растяжки его палатки кто-то по-пьяни выдернул, и стал паниковать, голося на всю поляну матерными выражениями. Я такого Тиму никогда не слышала (видеть уже не могла, т.к. пыталась заснуть). Обычно спокойный и уравновешенный, тут он выпускал пар, как локомотив. Успокоить Штурмана смог Никита, восстановив конструкцию палатки. Витя на ночь глядя под восторженные аплодисменты продемонстрировал публике себя в новом теплом термобелье. Когда он залез в палатку, обнаружил пропажу бекакантрийной надувной подушки. Она оказалась под кариматом, причем лопнувшей и негодной к эксплуатации. Доктор был непреклонно уверен, что это натворили мы с Натальей какими-либо частями тела, и даже клятва Голубой Гусеницы не изменила его мнения. Леха, разыскивая кров, щемился во все палатки подряд, откуда был изгнан, и, наконец, с трудом найдя вход в свое пристанище, очаровательно захрапел.

21 марта.

Утро было тяжелым и наступило поздно. Вчерашние посиделки давали мальчикам о себе знать. Гарик торжественно сжег свои кроссовки, и ветер унес их аромат вместе с дымом к соседям с наилучшими пожеланиями. Собравшись только часам к 11, в конце поляны встретили двух парней, которые поведали о непроходимом прижиме сразу за горкой. Кинув рюкзаки, пошли смотреть. Прижим оказался вполне проходимым. Часть команды пошла низом, часть верхом к серьезному участку. Надо сказать, что горы здесь были покруче вчерашних, приходилось не просто идти, а выдалбливать тропу, за что респект Лехиным новым ботинкам армии США. Хвататься на склоне было вообще не за что – все камни держались на честном слове. В местах, где попадались пологие участки, скорость увеличивалась вдвое. Фотографировали только там, где можно было встать без риска свалиться вниз. К высоте уже тоже привыкли и не обращали внимания на то, что идем вдоль обрыва, и на камни, время от времени катящиеся вниз из-под ног. Однако всем было, как точно подметил Доктор, очково. К тому же мы переживали из-за того, что боялись пройти основной выход из каньона. Один из проводников сказал, что надо идти до чарынского моста, но для людей, которые впервые в таких местах и вообще планировали матрасно идти по грунтовке, дойти туда было нереально. Поэтому из 130 человек в такую глубокую ж.. забрались только 40, включая нас. Велопехотинский Дух заставил мобилизовать силы, кто-то Свыше позаботился об отсутствии осадков, иначе без трагедий здесь не обошлось бы. Пути наверх мы не знали и не знали, какой сюрприз нас ждет за новым поворотом. Эта неясность угнетала и вводила в стрессовое состояние. Было похоже на передачу «Ultimate survival», но без поедания гусениц и жуков. Кстати, кроме двух бабочек и нескольких хищных птиц, никакой живности мы за все время так и не встретили. Видимо, с выживанием там совсем плохо. Обедали в зарослях саксаула, и, как нас научил вчерашний день, по расписанию. Впереди был трудный участок, поэтому и решили набраться сил. Нас догнал слегка ошалевшего вида мужчина с флагом Казахстана, завязанного, как накидка. Предложили ему пообедать с нами и дернуть дальше вместе, на что он ответил, что наелся протеинов и ему надо выйти наверх, чтобы вызвать МЧС. Кого и откуда он собирался эвакуировать, мы не поняли. Основным ориентиром была ЛЭП, отмеченная на карте и маячившая далеко на вершине горы. Ну, хоть какая-то цивилизация, и это внушало некоторый оптимизм. По мере продвижения сыпуха все чаще сменялась облазами и прижимами. Один из них заставил меня испугаться и остановиться. Это был карниз шириной около 60 см., который поворачивал в неизвестность. Руками надо было держаться за сыпучую скалу лицом к ней, и приставным шагом продвигаться вперед. Внизу тоже все было вертикально до самой реки, которая непрерывно гудела, словно зовя к себе. Скалы на другом берегу освещало солнце, панорама была потрясающая. Но мы сюда не любоваться шли – до вечера требовалось найти место, где остановиться, а в ближайшей перспективе такого места не наблюдалось. Только Наталья и Никита находились в своей среде – им, альпинюгам, по горам без страховки лазить в кайф. Я перед карнизом Наталье говорю: «Давай Никиту подождем, рюкзаки наши перенесет». Не успела сказать – она как молния исчезла за поворотом. У меня аж рот открылся от удивления: «*цензура*!!!!!!». Я знала, что не готова свой первый в жизни карниз пройти без страховки с грузом за спиной, потому что не в курсе, как спасать свою жизнь, если вдруг покачнусь назад. Пока думала, Натали вернулась без рюкзака. Мой перенесла легко и непринужденно. Преодолев препятствие, я оглянулась назад. Мля, товарищи, со стороны это выглядело еще более ох...но. Сейчас я не знаю, решилась бы на подобное ли, но тогда вариантов не было. В шоке была от Жени, которая прошла карниз самостоятельно. И чего она из себя девочку строила?? Остальные пехотинцы покорили уступ также без происшествий. Через несколько трудных километров с облазами и прижимами нас догнал Макс со своей группой. Он помог преодолеть еще один опасный участок. Наталья и Никита в этом были его ассистентами. Таким людям, как они, можно всецело доверить свою жизнь в горах – не подведут.

Дальше пошли уже двумя группами – Макс сотоварищи и наша дюжина. Затормозив за кем-то, я не заметила, как Наталья, пытаясь догнать трех парней, которые знали дорогу, ушуршала в форсированном режиме, позабыв обо всех на свете. Лишь спускаясь с последнего каменистого склона, я увидала фонарик. Натали, как суслик, стояла на камне с горящим во лбу огоньком и сама светилась, как огонек. «Я, - говорит, что-то за пацанами рванула, они ускакали, а я опомнилась, что свои-то сзади остались». Не всегда правильно гоняться за соблазном – таков вывод. Когда все собрались, Макс сообщил, что завтра в 10 нас будет ждать автобус, поэтому подъем должен быть ранним, а сборы быстрыми. Предвкушая скорое возвращение домой и слегка потрясываясь от пережитого сегодня, мы мигом поставили палатки, а потом в тесном кругу сидели у костра. Гитара была со сломанным грифом – ей тоже сегодня досталось, а Жене нечем было заняться, поэтому она постоянно что-то роняла, причем этим «что-то» в основном была еда или питье. Лена релаксировала у огня, разминая натертые ноги, Света с Алексеем задумчиво подкладывали дрова, Леха был поближе к еде, а Никита принимал позиции полусидя-полулежа. Спать ушли рано и трезвые. Все хотели выбраться отсюда и ждали завтрашнего дня.

22 марта.

Ни свет, ни заря – в 4-20 Леха выполз из палатки и стал готовить чай. Мы проснулись в 5. Ночь выдалась теплой, не замерз даже Доктор. Быстро позавтракав, к 7 мы тронулись в путь. Не пройдя и километра, наткнулись на еще один лагерь. Вчера вперед ушли только 3 парня, сейчас же здесь было человек 7, и откуда они взялись, мы так и не поняли. От их лагеря вверх вел пологий подъем, и Гарик сразу сказал, что лучше бы нам подняться здесь. Но подошедший Макс отверг эту идею, аргументируя, что здесь он никогда не поднимался из каньона, а поднимался дальше, через еще один облаз и прижим. Его товарищи усомнились в безопасности этого мероприятия, потому что прижим тот был достаточно серьезен. Но, зная уже, что лучше верить глазам своим, чем словам чужим, мы дружно рванули вперед. Полчаса ходьбы – и мы на месте. Метровый обрыв, внизу река, прижим с поворотом, а места, чтобы ставить ноги и передвигаться не очень много и все ступеньчато. Макс решил не рисковать напоследок даже с веревками. Повернули назад, вернулись обратно к пологому неизвестному подъему, потеряв на это час, и пошли по нему. Когда угол подъема увеличился, полезли вверх по камням. Солнце грело все жарче, и цепочка туристов, ползущих, как муравьи, по расщелине, сверху смотрелась очень впечатляюще. Наконец гора метров 100 высотой была преодолена. Взору открылась бескрайняя степь с одной стороны и готовый проглотить каньон с другой. Далеко в мареве что-то виднелось. «Автобусы видно!» - воскликнул один из парней. Действительно, в пяти километрах виднелись отблески окон проезжающих по трассе машин и 2 белых прямоугольника. Мы с Натали радостно болтали о всякой ерунде. Хотелось не идти, а бежать к автобусам. Оглянувшись, увидели такую картину: ниоткуда выплывали черные силуэты людей, они все появлялись и появлялись, вокруг была только степь, палило солнце и испарение от земли придавало всему этому завершающий киношный штрих – как будто сейчас начнутся титры и появится The end. Подождав своих, зашагали вместе, рассказывая анекдоты и хохоча. К автобусам наша группа приблизилась второй, и мы еще долго наблюдали подтягивающихся туристов. Откуда их столько взялось, ведь на нашем маршруте было всего человек 40? Оказалось, чтокКто-то ушел обратно еще во второй день, кто-то выбрался позже и отдыхал на смотровых площадках. Мы же, довольные собой, получили бесценный опыт. Команда наша была сплоченной и надежной. Трудности, безусловно, укрепляют отношения. Трудности вспоминаются чаще, чем матрасные прогулки. Лишь трудности дают толчок к росту и прогрессу.

По дороге в Алматы обедали шашлыком, собирали подснежники, ремонтировали автобус. На поезд торопились Леха, я, Натали, Доктор, Тима и Женя; Гарик с Оливкой и Алексей со Светой планировали еще день пробыть в южной столице, а Лена на зависть всем пошла с корабля на бал, вернее, из каньона на концерт «Чайфа».

23 марта.

Весь день слушали стук колес и обсуждали путешествие. Оно выдалось совсем не таким, как ожидали, но с испытаниями мы справились.Ведь каждый из 130 участников сможет сказать: «Да, я был в Чарыне», только воспоминания об этих 4 днях у всех будут далеко не одинаковые.

За неподвластность трудностям!!! До новых приключений!!!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика