Лыжный поход Тарханка – Сержиха.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Привет всем скипехотинцам и сочувствующим!
Неугомонная скипехота совершила свой очередной шедевральный поход по маршруту Тарханка – пас.Рисованная – г.Медвежиха – Сержиха – Брагин ключ – Сидов ключ – Тарханка. Одиннадцать отважных личностей: Алекс, Тертя, Доктор, Леха, Француз, Марина, Юран, Динамо, Гарик, Оливка, Опер, решили устроить себе зимний праздник жизни.
Этот маршрут был предложен Гариком с 2 ночевками, но поскольку время у нас мало, а здоровья наоборот много, решили его преодолеть за пару дней. Как всегда, предварительный организационный сбор в пицце. Кроме нормальных туристов, туда явились личности никакого отношения к походу не имеющие. Наташа и Рома с гриппозными лицами, температурой, и кучей соплей, Фелиция, которая решила теперь посвятить свою жизнь воспитанию ребенка. Правда, Наську (ребенка), я в поход почти с агитировал, заманив ее радужной перспективой поедания в неограниченном количестве китайской лапши. В последний момент к нам присоединился Опер, в миру Олег Палыч. Кто в Лимпопе хоть раз был, наверняка его знает. Узнав про это, Доктор был страшно удивлен, он утверждал, что такого быть не может, и наверняка завтра лягушки с неба сыпаться будут.
После распределения по машинам, палаткам, обсуждения, что будем есть и пить, встал вопрос о времени выезда. Все взгляды были обращены к Доктору. Этот уважаемый человек раньше чем в 6.30 физически из дома выйти не может (по крайне мере он так утверждает). При этом он делает такое несчастное лицо, что хочется ему верить. Хотя на самом деле он нагло пользуется тем, что является нашим кормильцем, и в поход без него пойдет только сумасшедший.
В поход решено было взять по баночки пива, что бы было, чем порадовать нас, грешный по приходу.
Раннее субботнее утро, собираю народ по точкам. У нас на КШТ задувает ветер, температура -4. В городе поспокойнее. Мой экипаж в сборе, решаем ехать, Юра на Делике еще собирает последних.
Приезжаем в Тарханку. С удивлением смотрю на показание бортового термометра -19 градусов. У них там что, полюс холода что ли?
Подъезжает Делика, запарковались, выгружаем снарягу. Смотрю на рюкзак Марины – по виду литров на 10-15, и ничего не весит. Что у тебя там, спрашиваю. Марина начинает перечислять: спальник, одежда, пимы, немного продуктов. Странно, меня то же самое, ну плюс еще мелочи типа котла, топора, спирта и прочего, только все это в 100л рюкзаке, и весит безкультурно много. Надо попросить у нее уроки мастер-класс по укладке рюкзака. Часть народа предлагает не брать палатки. Мне это не очень нравится, но подчиняюсь большинству.
Гарик и Опер ведут нас хитрым путем по Тарханке к реке. Идем пешком, лыжи в руках, пальцы в перчатках мерзнут. Я в пеший поход идти не подписывался, и пейзажи Тарханских улиц меня не вдохновляют. Наконец река, по ЖПС прошли 2км по деревни.
Надеваем лыжи, и по какой-то петляющей лыжне подходим к логу.


Короткий подъем, и мы в начале тягуна. Тут природа показала свои капризы во всей красе! Сильный встречный ветер гнал понизу бесконечную поземку. Снег по структуре напоминал сахарный песок. Поднимаясь иногда выше, он безжалостно хлестал по лицу. Все это великолепие венчало яркое солнце, которое светило прямо в глаза. Одним словом, погода была просто замечательная. Радовало только то, что тропежки никакой, куча снегоходных следов, да и наст крепкий. Рядом прочищенная и продутая дорога. Часть народа сняла лыжи и пошла по ней. Я шел в одной флиске, так меня так продуло, что живот стал наледью покрываться, пришлось одеваться.
Метров за 30 перед вершиной остановились в затишке, подождать отстающих и похомячить. Короткий подъем и мы на гребне. Там творилось что-то невообразимое. Раньше можно считать ветра вообще не было. Что-то похожее на Арктику. Наметенные торосы, и ветер с жесткой снежной крупой, сбивающий с ног. Посмотрел на Марину, она легонькая, ее ветром сносит. Жалко девушку, думаю, может помочь ей, дать свой тяжелый рюкзак для устойчивости?
С тягуна мы уходили налево на гору. Здоровые парни, как-то я, Доктор и Юран атаковали ее по кратчайшему маршруту в лоб, сачки пошли вокруг по дороге. Спуск по логу к Пихтовке. Помня это место, я представлял себе приятный спуск по пухлячку. Вместо этого нас ждала раздолбанная лесовозная дорога. Уклон приличный, лыжи несут, тормозить нечем, падать больно. Удовольствия ноль. Спустились, дорога пошла в сторону Рисованной. Сняли лыжи, пошли по ней. Я пробовал и пешком и в лыжах, и так и так грустно. Только Динамо с Доктором ухитрялись как-то быстро бежать.
Дошли до злыдней-лесорубов. Два мужика хмуро курили около тракторов. У меня было большое желание обоссать им гусеницы, что бы они примерзли нахрен, и дорогу нормальным людям не портили!
Еще метров 500 и показалась пасека Рисованная. Зашли внутрь на обед. Пасека убитая, внутри бардак, зато телевизор стоит. Убрали со стола, постелили беккантрийную скатерть, достали припасы. У меня были еще тепленькие пельмешки, Юра не поленился взять к пельменям еще и термос, котлетки от французкой семьи, вместо хлеба – пирог с картошкой и курицей от Оливки. Обедали быстро, впереди был еще самый трудный участок.
Тут Тертя обнаружил под столом сначала мешок со шплинтами, потом мешок с винтами на М5. Захватив хорошую пригоршню винтов, он стал приглядываться к огромному стартеру. Поняв, что стартер ему не упереть, Тертя тяжело вздохнул.
Вышли на улицу. Солнце стояло в зените, чистый снег искрился, было тепло и безветренно, просто какая-то мартовская погода. Отправились вверх по Пихтовке. Через некоторое время дорога повернула вправо на Медвежиху. Я, Леха, Доктор и Юран пошли затариваться водой. Остальные, обозвав нас верблюдами, начали уныло подниматься в гору.
Догоняю товарищей. Тропят по очереди. Чувствую в себе животворящую силу от пельменей и рвусь в бой. Хорошо и от души потропив, останавливаюсь испить воды. Меня меняет Юра. Пока пил, народ метров на 50 ушел. Слышу, Марина ниже меня что-то кричит. Ору народу, что бы остановились. Ниже Марины, где-то еще Гарик с Оливкой. Он орет, что мы не туда пошли. Дерсу –Узала хренов! Проводник блин, отстал, идет в самом конце, типа дорогу показывает.
Возвращаемся по своей лыжне. Гарика решаем сразу не бить, оставить удовольствие на потом, когда придем. Уклон становится все круче, народ растягивается по лыжне. Тропежка душевная, делим ее пополам с Юрой. Он в гору идет хорошо, только колея от него широкая. В спину дышит Доктор.
Поднялись на гребень. Вид красивейший! Вокруг, сколько хватает взгляда, расстилаются ослепительные горы. У нас высота 1050м., даже связь появилась. Удовольствие портят лишь пронизывающий ветер и снежные торосы. Поднявшись еще вверх по гребню, начинаем спуск. Ветер стих, снег пухлый, уклон более, чем хороший. Адреналина хапнули по полной. Падали, по-моему, все. Я на хорошей скорости грузанул носки и совершил классическое сальто вперед. Каждый старался ехать своим следом, чувствуя себя покорителем бескрайной целины. Но просторы закончились, впереди узкий заросший лог. Останавливаемся, ждем отстающих. Все подтягиваются, нет только Марины. Начинаем за нее переживать, вспоминать, где ее последний раз видели. Француз ругает свою девушку, вернее ее поразительную неспособность к спускам. Наконец, появляется Марина, и мы продолжаем движение. Лог узкий, мрачный, поваленные кусты и деревья, какие то звериные следы. Хорошо, что хоть вниз, а не вверх. На Сержиху выходим в пятом часу. Пока добрый Леха набирает воды, обнаруживаю в кармане батончик Натса. Куснул сам, угостил девушек. Оливка от своего куска дала Гарику. Это увидел Тертя. Глаза у него стали масленые. Гарик, говорит, ты мою грудь видел? Нет, отвечает Гарик. Дай, говорит, батончик, , покажу. Гарик ответил отказом, и сексуальный показ не состоялся.
Вдоль реки шел накатанный снегоходный след. Мы припустили по нему. Я с Лехой и Динамо немного оторвались от остальных. Внезапно видим деревянный туалет. Пасеки никакой нет. В голове черная мыслишка, может эта та пасека, на которую мы идем, а ее уже давно сожгли? Один туалет остался? А палатки в машине? Нет, говорят подоспевшие, наша пасека дальше. Ну ладно, дальше, так дальше. И правда, через некоторое время показалась пасека Рыжего Сергея. Около домика стоял снегоход, вышел хозяин. Поздоровавшись, спросил, куда мы путь держим. Услышав, что к нему, удивился, но радушно пригласил переночевать.
Мы обрадовались такому гостеприимству, выпили по баночке пива, что порадовало нас не меньше, и принялись за хозяйство. Доктор на харч, кто дрова заготавливает, кто пилит, кто смотрит, в общем, все при деле.
Народ был походом разгорячен, поэтому мою идею искупаться большинство поддержало. Облились по пояс, сразу почувствовали себя бодрее. Опер с Гариком купаться не пошли. Пасечник Сергей спрашивает у Опера, а ты что купаться не идешь, вон ты какой здоровый! Поэтому и здоровый, хмуро отвечает Опер.
На печке оказалось готовить намного дольше, чем на костре, поэтому пока мы дождались вкусного куриного Докторского супчика, был изрядно подъеден перекус, да и закуска под спиртик как то быстро уменьшалась. То ли в домике становилось жарче, то ли в нас градус поднимался, но через некоторое время мы опять пошли купаться. Только в этот раз все было по взрослому. Очередь к проруби из голых мужиков, каждый получает свое ведро воды на голову, орет, и счастливый убегает. И снова за стол, и снова бесконечные разговоры. Решаем за матерные слова брать штрафы. Марина считает. Терте с месяц придется трудится бесплатно, я что-то тоже должен остался, да и остальным придется раскошелится.
А вот и супчик подоспел! Насытившись, напившись, народ потихоньку разбредался спать. Но самых отважных было не угомонить. Сначала Оливка на танцполе размером 0,5х0,7м выдавала зажигательные па. Потом к ней присоединился Гарик. Поскольку танцпол располагался рядом с моим лежбищем, я предусмотрительно встал. Ладно Оливка, она девушка грациозная, а в способностях Гарика, и в его устойчивости я сильно сомневался. Тут диджейский пульт попал в руки Юрана. Дансинг кончился, начался ЧайФ. Трио из Юры, Лехи и Гарика вовсю подпевало. Делали они это громко и старательно. Через некоторое время из соседней комнаты вышла Марина, поинтересовалась, нельзя ли потише? Можно, ответило трио, и грянуло новую песню. Ситуацию спасла какая то группа, слова песен которой они не знали.
Спалось хорошо. Ночью приходила мышка, поскребла меня за лысинку. Встали в 7 часов. Мне зимние походы тем нравятся, что в 6.00 Тертя «подъем» не орет. Зимний Тертя добрее летнего. Собирались и завтракали не торопясь. Тропежки не предвиделось, до Тарханки всего один хороший подъем и парочка так себе. При сборе рюкзака обнаруживаю там полено. Шутники блин!
Поблагодарив Сергея за кров, отправились в путь. Выходили все по мере сбора, так что цепочка растянулась на несколько километров. Дорога назад мне, честно говоря, не понравилась. Во-первых, было тепло, около нуля, я на такой температуре закипаю. Во-вторых, всю дорогу жесткий наст, мне пухляк больше по душе. Правда подъем на Брагин довольно забойная вещь, особенно в конце. В самом конце подъема обернулся, за мной метрах в ста шел Юра. Перевалив через хребет, жду, когда он появится. Каково было мое удивление, когда я увидел Доктора. Он вышел самый последний из домика и стал участвовать в гонке преследования. Видно запасов сил у него в организме много.
Спуск к Сидову, подъем, спуск к Пихтовке. Лыжи не катятся вообще. Такое же положение и у Юры. Не рассчитана эта серия лыж на скольжение вниз.
На Пихтовке обед. Леха не может отстегнуться, у Юры тоже проблемы с креплениями, я еле-еле отковырнул ноги из лыж. Все нападаем на Опера, у которого лыжи то же не отстегиваются. Ты зачем нам такие крепления впариваешь, нет, что бы ручные предложить. А у нас автоматов больше, надо сначала их продать, отвечает Опер. Тогда я еще ему припоминаю, как он мне втюхивал супермодные туристические палки за десятку, без которых по его словам в лес вообще ходить нельзя. У него самого палки советские, с самодельными кольцами из транспортерной ленты. Нас много, Опер один, но он мужественно защищается, и мы оставляем его в покое.
Доев и допив все, что осталось, совершаем последний рывок. Спуск с тягуна прикольный. Сумрачно, все сливается, наст с наддувами. Несет хорошо, но разгонятся нельзя, потом вообще не остановишься, а падать больно. Едешь то плугом, то палками до усрачки тормозишь. Ноги устают больше, чем на подъеме. В конце спуска разделились. Правильные туристы - Опер, Гарик и Оливка отправились дорогой, которой пришли, а мы - по привычной нам, через мост. Наконец деревня. Я заметил, что у Лехи в деревни какое то второе дыхание открывается. Я когда вижу, что уже недалеко осталось, у меня организм расслабляться начинает, силы кончаются, а он наоборот, как реактивный прет. Вот и машина! Прадик, родненький, сейчас как сяду в тебя, так и вылазить не буду!
Интересная вещь. Если бы надо было еще много идти, я бы шел, но стоит только сесть в машину – кажется, все сил больше нет, даже шевельнуться. Закидываю рюкзак. Что-то там выпирает – это еще одно полено, хорошо, на баню сгодится. Подъезжаем за отставшими к магазину. Марина как честная девушка заявляет, что на спуске пару раз упала с матами, и делает нам скидку за предыдущий вечер.
Прощания, рукопожатия и путь домой!
Счастливых покатушек!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика