Лыжный поход Феклистовка-Горная Ульбинка

Рейтинг:  1 / 5

Звезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Привет пехотинцам и всем, кто любит всяческого рода активность! Сорри за задержку с отчетом, но лучше если не своевременно, то хотя бы не никогда!
В минувшие выходные было совершено очередное скипехотное действо. Хоть на календаре был конец февраля, а, следовательно, и зимы, было просто необходимо куда-нибудь направить свои беккантрийные ноги, пока все не растаяло.
На сборе в Пицце определялись с маршрутом. Мне кажется, по четвергам скоро люди туда ходить перестанут из-за нашего буйного общества. Критерии выбора маршрута были следующими: однозначно ночевать под крышей, возвращаться не по Ульбе, так как это уже всем надоело во-первых, а во-вторых, из-за недавнего потепления местами вода пошла поверху. И плюс километраж за день не более 25 с учетом рельефа. Пасека Роминого отца в Александровке, куда в общем-то первоначально планировалось идти, внезапно оказалась занята. В итоге родился план пройти от Феклистовки через Киреевку на Сержиху, заночевать на пасеке, а в вс пройти между горой Благой и Липовскими небесами, выйдя к 22 км. С машинами решили не возиться, позвонили знакомому доброму водителю микроавтобуса, и за 10 тысяч получили комфортное маршрутное такси.
Итак, 26 февраля в 6-30 возле Тертиного гаража собрались Алекс, Доктор, Равшан, Тертя, Ярик, Француз, Чудо-Марина, Леха, я и Татьяна Мазур, легендарная женщина, с которой те, кто не был из нас знаком, с удовольствием познакомились. Еще поняли, что Хомяки за рулем бывают опасны! Особенно, когда пытаются припарковаться задним ходом ;-). К счастью, никто не пострадал. Итак, всю снарягу погрузили в недра автомобиля и забились туда сами. Традиционно - дискотека 80-х. В пути до Феклистовки кто спал, кто танцевал, но все смеялись и всем было тепло и уютно. Доехали до бывшей автостанции, и тут обнаружилось, что в комплекте Алекса не хватает палок. Видеть его лицо в эту минуту не пожелаю никому, а уж какие слова проносились в его голове…. Он посчитал нас слишком маленькими для таких слов, поэтому, практически без единого мата, сел опять в авто и поехал в Альпы брать палки в прокате. Мы же, стерев слезу глубочайшего сожаления, потопали в нужном направлении. Поначалу было зябко, видимо, -37 давали о себе знать. Но разогревшись на первом же подъеме елочкой про -37 все забыли и стали расстегивать куртки. Зрелище на этой горке было такое, что хотелось побыстрее оттуда свалить – мы стояли примерно в слое того, что можно видеть на Чечеке в штиль, подъезжая к городу.
Спуск к Тесной был веселым – завалилась 3 раза с рюкзаком, полные штаны снега, начала было злиться на неустойчивость организма. Почти на дороге, обернувшись, увидела Алекса – этот человек редко терпит, когда без его участия что-то происходит. Взятые в прокат палки мило контрастировали с румяным счастливым его лицом. Оказывается, персонал Алтайских Альп был бесцеремонно разбужен воинственно настроенным лыжником, заломившимся в прокат, когда еще не было 8-ми. Потребовав палки, не предъявив документы, выражая открыто свое недовольство тем, что прокат одних палок для всех желающих стоит 1000 тенге, он пообещал привезти их через неделю. Сопротивления не последовало.

Второй перевал был довольно затяжным, но почему-то мне он дался легче, чем хождение по ровной поверхности или спуск. Месяц перерыва дал о себе знать, энергии не было вообще. Думаю, виноваты биоритмы: умственная активность лидировала во мне в тот день, потому что тянуло на размышления о жизни и другую философию. Марина просто блистала: участие во всех зимних походах вывело эту девушку на новый уровень подготовки! Марина, я, честно, очень рада за твои успехи! Делаем вывод: когда есть возможность и желание развиваться, надо без колебаний это делать! Результаты дадут массу положительных эмоций!
Потом был ооочень долгий спуск с перевала. Долгий потому, что месиво из снега, рюкзаков, лыж и тел постоянно возникало то здесь, то там. Не падала, пожалуй, только Татьяна. Рекорд по количеству падений поставили мы с Тертей. Рекорд по количеству новых матерных слов также принадлежал Терте. У него постоянно сваливалась резинка с ботинка, потом она порвалась, еще хотелось уже покушать, назревал голодный бунт. Вообще, спуск был довольно крутой, лучше бы это происходило на горных лыжах. Хорошо все-таки, что в команде у нас друг о друге заботятся. Вот Алекс, например, даже ворота в упавшей елке сделал, лишь бы головой не бились с разгона. А Тертя меня за рюкзак вытянул, когда я завалилась в совсем неудобную позу из-за лыж, застрявших спереди и сзади между деревьев. Когда наконец перевал был преодолен, настало время чревоугодия. Обед на Киреевке состоялся в доме, куда нас пустил сын хозяина, Сергей, бывший коллега Француза. Раздачу карт этот юноша сменил на творчество: везде были сделанные им и отцом аккуратные березовые полочки, на стене возле стола висел деревянный домик со множеством кружков одинакового диаметра, и на нескольких были написаны даты 19.06.2004, 19.06.2005,… Памятное для хозяев число, когда они приобрели этот дом. Еще понравился паззл, висевший в комнате, как картина, размером примерно 0,7*1м – фото белоснежных вершин, собранное из мельчайших деталей. Поразилась терпению – мне бы столько не хватило. Поблагодарив за гостеприимство и растолкав Тертю, который чуть было не заснул послеобеденным традиционным сладким сном, снова тронулись в путь. Только на подъем забираться стали, догоняет нас снегоход. «Вы не туда пошли, там дорога направо уходит совсем в другую сторону. Вам на туууу поляну надо выйти», - показывая вдаль, сказал Сергей. Вова побежал догонять самых шустрых лыжников, догнал только Леху. Пошли по правильному пути, и по дороге согрешили. В горку сняли лыжи и шли в ботинках. Довольно необычное чувство. Глупое какое-то. Такое же, когда вел на себе тащишь – по нормам ты на нем ехать должен, а тут – он на тебе. Встретили наших шустриков в лесу, они даже не заблудились. Это, оказывается, Татьяна разгрузку устроила, она в плане любви к горкам с Алексом солидарна. Но хотя все-таки в ней осталось еще что-то человеческое. Вышли на Сержиху, когда солнце еще ласкало своими лучами. Настроение у всех было отличное. На пасеке Рыжего виднелся дымок; надеясь на достаточное количество мест в этом уютном местечке, поторопились развеять сомнения. Сергей с сыном пилили дрова. Завидев семерых здоровых парней и трех улыбающихся симпатичных леди, хозяева радостно закивали: «Конечно, проходите, не на улице же вам ночевать». Мужской состав занялся заготовкой дров, которых после недавнего отдыха МЧС-ников на пасеке как-то совсем не стало. Доктор принялся за приготовление горохового супа с копченостями, командуя нам с Татьяной, что крошить. В итоге мы так разошлись, что все количество шпикачек было измельчено для супа. Плюс копченая свинина для аромата. Куриные шейки, которые предложил поместить в общий котел Сергей, мы трогать не стали – оставили на утро, потому что получившийся гороховый суп напоминал скорее рагу из шпикачек. Все, кто в это время колол дрова и заходил в дом на минуту, глотали слюни и облизывались в предвкушении потрясающего Докторского супа-2. Но так как садиться за стол немытым у нас народ не любит, те товарищи, кто чувствовал себя особенно грязным, полезли в прорубь. Девушки оказались более теплолюбивыми и развлекались разговорами. Сергей поражался безбашенности наших мужчин, он, видимо, тоже существо теплолюбивое. Наконец все чистые и довольные, сели за стол. Необыкновенно вкусный супчик, соленые огурчики, конинка, свининка – какие могут быть раскладки, не правда ли? Я не отрицаю, что мы сможем питаться и по раскладке, но пока барский стол – это неотъемлемая часть наших походов. Разговоры были душевными и на разные темы; обсуждали будущие велопоходы, плюсы/минусы термобелья, а Алекс и Сергей увлеченно беседовали о своем увлечении мотокроссами: «Ява – рулит!». Алекс отличился редкой коммуникабельностью в тот вечер, на радость хозяину. Все это скрашивалось музыкальное сопровождение в стиле 80-х. Понимая, что мой организм уже хочет спать, я покинула компанию. Сквозь сон слышала «ну, за ВДВ!» и громкие частые «дзынь» под какие-то романтичные песни. Ночью местная мышка снова щекотала Алекса, а Леха на проверку оказался лежа длиннее, чем стоя. К 8 все поднялись, довольные, что не было слышно шестичасового «Рота, подъёоом!!!!» от Терти. Все за это были ему премного благодарны. Он аргументировал тем, что тоже, как и всякий человек, иногда хочет выспаться. На завтрак была кукурузная каша с изюмом, а я променяла ее на пачку китайской лапши, которую Татьяна назвала «кучерявой смертью». Но однако идти мне после лапши вполне неплохо, к тому же недавно я открыла еще один новый мгновенно окрыляющий продукт, и это не «Рэд бул» вовсе, а казинак за 200 тг из семечек или орехов. И грызется он на холоде лучше сникерсов и прочей шоколадной напасти. Около десяти тронулись - Алекс, Татьяна, Рома, Леха, Ярик и Доктор вышли первыми, остальные – метров на 100 позже. Снегоходный след был для лыж не удобным, с какими-то полосами непонятной ширины. Тягун был ослепителен в прямом смысле. Бело было так, что елки казались контрастно-черными. Моим глазам пришлось несладко без очков. Когда достигли верхней точки, стали обсуждать дальнейший маршрут. По плану надо было пройти между Липовскими и Благой и как-нибудь выйти на 22 км. Но получилось все вполне по-пехотински: забрав налево, наткнулись на чью-то лыжню, некоторое время шли по ней, но она вела не на Благую. На карте Татьяны квадрат, где мы находились, не был пропечатан, а у Терти в ЖПС не загружен рельеф. Поэтому тыркаясь, как котята, то туда, то сюда по логам, полезли на безымянную гору высотой 757м, чтобы понять, где мы находимся и куда хотим идти. Время было уже 3 часа, кушать хотелось, мягко говоря, сильно. Склоны, которые брали траверсом, выглядели очень лавиноопасно; шли аккуратно, по одному и не дыша – глядеть на крутяк в 60 градусов было страшно. Миновав опасный участок, с облегчением поднялись наверх. Тут же облегчение пропало – до Благой было просто &^%$@ (цензура) топать. Татьяна философски произнесла: «Никому еще не удавалось сразу выйти на Благую». Народ мгновенно успокоился; тут же появилась бэккантрийная скатерть, нарезочка, термоса с ассортиментом жидкостей и пирог с яблоками, припасенный Татьяной. Есть все-таки в этом доля романтики – потратить кучу сил, забраться не туда, куда надо, и, набивая рот яблочным пирогом, смотреть на снежные вершины, щурясь на уже не зимнее солнце. Если бы не слой сизого газа, простиравшегося на уровне середины гор, это был бы один из самых замечательных видов этого сезона. Жалко, что с нами не было Маши-хомяка – панорам за этот поход было бы достаточно. Единственным фотоаппаратом, который Леха вытаскивал всегда нехотя, сделано всего около 30 фото. Ну, сиди - не сиди, а двигаться надо было – невеселая перспектива скитаться с фонариками заставляла мобилизовать силы. Вдалеке виднелась Ульба, и спуск к ней обещал много интересного. Смена маршрута было единственно верным решением, позволяющим нам к вечеру добраться домой. Большая часть пехотинцев бросилась взрывать лыжами нетронутый сверкающий южный склон, а Леха и Француз остались заботливо приглядывать за поползновениями вниз Марины и меня. Траверсами и лесенками преодолели наиболее крутой участок, я наконец-то научилась качественно тормозить палками, Марина также перестала использовать свой супер-метод под названием «попный», но к нему прибег Тертя, который, сев на лыжи, еще умудрялся ими как-то управлять. Его ровный широкий след говорил о том, что Тертя не только остался цел после нехиляцкого спуска, но и в некоторой степени мог насладиться им. По сравнению с субботним, воскресный фрирайд ему понравился определенно больше. К Ульбе выкатили просто сказочно, у меня была только мысль: «О, да, мы это заслужили!» При этом спина хотела оказаться без рюкзака, ноги – переобутыми в нетрущие ботинки, остальное тело хотело в ванну, и лишь лицо само по себе улыбалось. Оставшиеся километры промчались в секунду – Ульба казалась автобаном. Многочисленные заледенелые следы от снегоходов мы интерпретировали как чью-то попытку утопить сей механизм за ненадобностью. Хотелось бы видеть, что там вытворяли и в каком состоянии какого опьянения были лица, управляющие этими механическими транспортными средствами. Водитель микроавтобуса уже встречал нас. Все радовались ему, как родному, и только подошедшая Марина со злостью произнесла: «Если еще раз скажите, что идти придется по Ульбе, я в поход не пойду», - у нее, судя по всему, начинаются признаки аллергии на эту местность. В город приехали около восьми. Водитель майкробаса с удовольствием пожелал нам обращаться к нему, когда возникнет необходимость. Стоя вокруг большой горы из рюкзаков, лыж и палок, и ожидая Машу с ключами от Тертиного гаража, стали объектом внимания трех блюстителей порядка. Парни с дубинками поинтересовались, куда мы направляемся, на что, хихикая, мы ответили, что, слава Богу, уже никуда. Посоветовав внимательнее следить за вещами и снаряжением, они с почтением откланялись. Не прошло и получаса, как наши замерзшие танцующие тела были освечены фарами тертямобиля. Загрузившись в машины, поехали по домам. Дома ждали теплая ванна, бутылочка холодного пива и 30 фотографий – застывшие мгновения пролетевших выходных.
УРА, и до бэккантрийных встреч!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика