Лыжный поход Серый луг-Малоульбинское водохранилище-Риддер

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Привет всем скипехотинцам и сочувствующим!

Членами нашего клуба совершен беспримерно-замечательный лыжный переход по маршруту Серый луг – хр.Ивановский Белок – водоохранка – хр.Рассыпной Белок – хр.Проходной Белок – Риддер.

Из всех мест нашей области, где зимой бродят неприкаянные туристы, и просто любители покататься на лыжах, места за Риддером стоят на особом месте. Можно сколько угодно весело кататься по Горной Ульбинке, ходить за Тарханку, посещать гостеприимную Сержиху, и даже за Скалистым оставить след от своих лыж. Но только когда ты попадаешь за Риддер, понимаешь, что все остальное было просто подготовкой к чему-то главному!

Хотелось туда давно. Основные проблемы были собрать наш народ на 3 дня, с обязательным участием наших проводников Маши-Хомячка и Светика. Без них этот поход был бы в принципе невозможен. При наличии желания всегда появляются возможности. И вот семеро отважных – Хомяк, Светик, Яр, Доктор, Француз, Равшан, и Алекс готовы проверить свои силы.

Прогноз погоды на выходные не предвещал ничего хорошего. В пятницу и субботу плюсовая температура, а это, значит, подлип лыж, а в воскресенье еще и дождь, который в горах, скорее всего, будет снегом. Но нас погодой запугать сложно, собрались – все равно пойдем.

 

31.03.2011

Вечером выезжаем в Риддер. Машина только моя, мест на всех не хватает, поэтому двое из нас – Доктор и Француз добираются на автобусе. Пока ехал, сделал открытие. Возить в одной машине Хомяка и Светика невозможно. Они не замолкают всю дорогу. И если Маша просто пищит, то Светик кричит, причем громко и всегда неожиданно. Только думаешь, что она уже устала и замолчала, а она как крикнет свое – «прикиньте!» Обычно это происходит или на повороте или когда встречная. У меня чуть руль из рук не вываливается.

В девять часов встречаемся с товарищами на Эдельвейсе. Там нас уже ждет на уазике Сергей с Серого луга. Перегружаем снарягу, лыжи, оставляем машину, и в путь. В Риддере +3, лужи, слякоть, погода явно не лыжная. На Сером луге уже -10, и никакой весной не пахнет. Нас встречают хозяйка – Наташа, и обритый налысо толстый кокер-спаниель Филипп. Домик уже натоплен. Располагаемся, пару кружек горячего чая, 50г за успех мероприятия и спать.


01.04.2011

Подъем в 5.30. Сегодня нам предстоит самый тяжелый отрезок пути. Впереди 2 перевала.

На завтрак варим пельмени. Доктор утверждает, что это бесовская еда. Его вообще после Чарына насчет еды торкнуло. Толи он там головой стукнулся, толи его миссия посетила, но он объявил беспощадную борьбу неправильному питанию. Слова глютомат натрия доводит его до белого каления, про сухие супы он слышать ничего не хочет, к тушенке и колбасе испытывает личную неприязнь. В этот поход он дома сам делал зажарку, каким то волшебным способом заготавливал лошадку и прочее. Только под давлением общественности согласился один раз макароны с тушенкой приготовить.

В 7.30 вышли на маршрут. Состояние снега – ледяной наст. Отдача даже на маленьком уклоне. Начинам подъем на Ивановский белок. Примерно через километр развилка, останавливаюсь, жду товарищей. Подходит Вовка. Ждем вместе. Долго ждем. Орем, опять ждем, опять орем. Нет товарищей! Раскорячившись плугом, спускаюсь вниз. Наконец слышны голоса. Идут, растуды их! Вязали на лыжи веревки, нас слышали, но отвечать не посчитали нужным. А Ярик еще в честь 1 апреля пошутил, сказал, что Светик лыжу сломала. Как выяснилось впоследствии, зря это он так сделал.

Поднимаемся дальше. Уклон становится все круче. На ледяном насте лыжи не держат. Попробовал снять и идти пешком – получилось! Моему примеру последовали остальные.

С набором высоты состояние снега постоянно меняется, и скоро уже опять одеваем лыжи.

Рядом видна подзасыпанная лыжня. Это на Наурыз тем же маршрутом ходила группа с Риддера. Это для нас поход, а для них так, пробежаться.

Поднялись до границы леса. Высота около 1800 метров. Светит солнце, тепло, и только пронизывающий ветер портит картину. Впереди величественно возвышаются пик Энергетика, Корона. Глядя на горы, чувствуешь себя таким маленьким и беспомощным! Но, тем не менее, мы покоряем эти вершины! Обязательный групповой снимок, мажем крем от солнца и вперед! Хребет, по которому поднимаемся, уже открылся от снега. Его там или выдувает или спрессовывает до каменного состояния. Скачем по камням, бредем по пожухлой траве. Вот уже цирки перед перевалом. Справа пик Ворошилова. Здесь со снегом все нормально. Между огромным валуном и снегом проем, заглядываю – глубина снега метра четыре. Чувствуется высота. Француз говорит, что быстро задыхается, Равшан поддерживает, горняшка, однако. Я делаю по 50 шагов, затем 20-30сек перевожу дыхание. Забрался на перевал. Высота 2245м. На южной стороне на верху все вытаяло, заваливаюсь на траву. Потихоньку подтягивается народ. У всех какая то эйфория. Удовлетворение и усталость после подъема, красивейшие виды вокруг, ослепительное солнце, предвкушение классного спуска. Ни один перевал не встречал нас потом так гостеприимно. Поднялась Маша со Светиком. А почему, говорит, вы еще вперед не ушли, и чай не сварили? И, правда, почему, час ведь сидел? Каюсь, прощу прощение, обязуюсь исправиться.

Спуск к Правой Громотухе. Наверху уклон большой, траверсим, от Рыбного озера становится положе. Снег рыхлый, тяжелый, даже пластик еле скользит, не говоря уж о деревяшках. По руслу реки катишься, как в пайпе, только скорость маленькая. Но, лучше медленно и толкаясь вниз, чем бодро вверх. Скатываемся до первых деревьев. На склонах одни лиственницы, с дровами трабла. Поняв, что специально для нас никто сухую лиственницу не посадил, останавливаемся около двух деревьев рядом с участком открытой воды. В этот поход решили термоса не брать, а в обед разводить костер, и кипятить чай. Понравилось больше. Нести меньше, да и у костра отдыхаешь. Попробовали и централизованный закуп на перекус. Тоже значительно лучше, а то у нас каждый на себя и на того парня берет. Все это вроде азбука, но пока сам не попробуешь, не осознаешь.

Все уже собрались, только СветЯриков нет. Уже и чай готов, и половину всего съели, а они все отсутствуют. Склон там простой, случится, вроде ничего не может. Наконец появляются! Светик чуть не плачет. Оказывается, она упала и сломала носок лыжи. И это в начале похода! Вот она, утренняя шутка Ярика. Тут наступил звездный час Доктора. Сей муж с настойчивостью сумасшедшего из похода в поход носит с собой рукотворное изделие – титановый носок для лыжи. Носит он его с тех пор, когда ходил еще на деревяшках. Сейчас на пластике, но привычка носить видно осталась. Как же он сейчас пришелся кстати! Светик спасена! Друг спас лыжу друга!

Перекусив, отправляемся дальше. Уклон стал больше, снег уже подмерз, скорость бешеная. Вообще заметил, что закон подлости действует всегда. Если уклон маленький – значит или пухляк, или подлип, не покатишься, если большой – ледяной наст, тоже не покатишься, если жить хочешь. Спустились к Правой Громотухе, за ней очередной перевал. В тех местах ровных участков практически нет, постоянно или в гору лезешь, или с нее летишь. Ползу на подъем. Уже подкрадывается усталость. Ближе к верху чуть не ухожу в сторону, хорошо Маша снизу маячит, что не туда пошел. Забрался, товарищей еще не видно. Еще на обеде решили, что до водоохранки мы не успеваем, и будем ночевать на Левой Громотухе. Поеду, думаю, не буду народ ждать, может, хоть засветло место найду, да дров заготовлю.

Спуск был, мягко говоря, экстремальный. То покрытие, по которому спускались, снегом как-то язык не поворачивается назвать. Белый лед! Точно, это был белый лед! Всяко пробовал, и плугом, и траверсами, и боковым скольжением. Вдобавок наступили сумерки, и рельефа не видно. А лог становится все круче. У меня хоть лыжи с металлическим кантом, а как Доктор, Француз и Ярик без него? А девчонки на деревяшках с закругленными кантами? Остановился передохнуть, слышу, на верху пищит кто-то. Хомячок! Молодец Машуня, сноубордическое прошлое даром не прошло. На туристах, с креплениями, абсолютно не фиксирующими ногу она ухитрялась как-то очень быстро спускаться.

На реку мы спустились с ней в начале восьмого. Выбрали место для лагеря. Маша стала место под костер готовить, я дрова добывать. С дровами в этом походе было грустно. Это тебе не Сибины, где с десяти метрах можно на два дня дров запасти. Сухих веток на лиственницах мало. Освоил новый способ заготовки. Сухие ветки с дерева хорошо рубятся Фишерами ВСХ-109. Высота обработки дерева увеличивается еще на 2 метра.

По одному спускаются скипехотинцы. Видно, что все очень устали. Мы прошли около 22км, но с учетом двух перевалов это очень не мало. Но бодрость духа никто не теряет. Видно, что трудно, но люди стараются как-то поддержать друг друга. Достал банку с пивом. Один дербес на шестерых, а какой кайф! Это тебе не дома на диване с ящиком пива в холодильнике. Каждый глоток на вес золота!

Между деревьев натянули трос, роем яму под костер. После полутора метров понимаем, что в этой жизни до земли нам не дорыться, а если и докопаемся, все равно там гореть ничего не будет. Делаем подкладку из бревен. Наконец костер разведен, становится веселей. Пошел добывать воду. Открытые места на реке есть, но к ним не подобраться, глубина снега не меньше 2 метров. Пытался утрамбовать, провалился, в ботинок воды набрал. Он и так не очень сухой был, а теперь и подавно. Пришлось из лыжной палки, бутылки, веревки, с помощью какой-то матери делать приспособление, окрещенное впоследствии Ромой как «журавль Качурина».

Поставили палатки. Доктор варит правильный, экологически выдержанный суп с лошадкой. У всех только одно желание, добраться до спальника. Даже есть и пить не охота. Заметил, что количество алкоголя, потребленного за вечер, обратно пропорционально полученной нагрузке. Миска вкусного супа, чуть-чуть спирта, кружка чая и народ расползается по палаткам.


02.04.2011

6.00. Я заводил будильник, и поэтому ору на весь лагерь – подъем!!! Чувствую себя летним Тертей. Вылезать из спальника и надевать мокрые ботинки удовольствие сомнительное. Ходовая обувь и носки промокли у всех. Я делюсь с товарищами своим рецептом сушки носков. После того, как улегся в спальнике, надо аккуратно расправить мокрые носки, и разложить их по телу, как будто на батарее. Утром носки абсолютно сухие. Рецепт нравится, все дружелюбно мне улыбаются, заглядывают в глаза и наперебой предлагают мне следующей ночью посушить их носки. Некоторые предлагают даже посушить свои ботинки. Добрый у нас коллектив.

Завтракаем оставшимся супом, запиваем его оставшимся чаем, сворачиваем лагерь. Что-то я не помню такого, чтобы мы половину котла супа оставили и пол котла чая.

Погода начинает меняться, и не в лучшую сторону. Облака, ветер, чувствуется, что добром это не кончится. По логу поднимемся к бараку. Он весь завален снегом, видно, что его зимой не используют. Подошли к водохранилищу. Доктор спрашивает, а где же оно? Как, говорю, разве ты не видишь зонтиков, кабинок для переодевания и загорающих личностей? Доктор присмотрелся, - теперь вижу, говорит.

Зашли к охранникам на плотине. Посмотрели машинный зал, через который труба для сброса воды проходит. Впечатляет!

Наш путь лежит дальше, на Рассыпной Белок. Повсюду снегоходные следы. Видно водоохранка – излюбленное место отдыха снегоходо-владельцев. Через некоторое время встречаем снегоход с двумя парнями. Остановились, разговорились. Едут из Риддера на Серый луг. Узнав, что мы идем от туда пешком, ночуем в палатках, смотрят на нас как на ненормальных. Мы, увидев, что ребята едут налегке, без запаса продуктов, бензина, лыж и прочее, то же считаем их не совсем здоровыми. Что же, у каждого свой экстрим!

После водоохранки последний подъем, где есть лес. Для обеда еще рано, но дальше будут только бескрайние снега. Разводим костер, топим снег, кипятим чай.

Светик упускает носок от сломанной лыжи. Он классно скользит по склону, и скрывается с глаз. Рассказывают случаи об упущенных в походах лыжах. Остаться в таких условия без лыжи – удовольствие не из приятных. Чего боишься, то обычно и случается. Но об этом позже.

Пообедав, выдвигаемся дальше. Начинается подъем на Рассыпной. Пейзажи вокруг конечно величественные, но какие то не дружелюбные. Белое безмолвие. Ветер усиливается. Подъем монотонный и изматывающий. Наверху ветер валит с ног. Облачность сплошная. В стороне Риддера висит страшное черное облако. Надели куртки, накинули капюшоны, идем по хребту. Поверхность – снежные наддувы с торчащими камнями. На какие то секунды ветер иногда сгоняет облака. Так тут оказывается с двух сторон почти вертикальные обрывы! Хребет конечно широкий, но не дай бог в тумане к краю попадешь! Поднялись к самой высокой точке 2323м. Там стоит тригонометрический знак. Я его увидел, обернулся сказать, поворачиваюсь, - его уже нет! Видимость ежесекундно меняется. Фотографируемся у знака, в доказательство того, что мы там были.

С хребта спускаемся пешком. Когда камни кончились, попытался спускаться на лыжах. Метров через сто так звезданулся головой об наддув, что все зазвенело. Интересно, это наддув звенел или я? Опять идем пешком. Наконец добрались до нормального снега. Пусть он с настом, и по нему несет, зато он гладкий!

Начинается лес. Мы должны найти избушку. На ЖПС она не обозначена, Маша примерно знает, где она расположена. Предполагаем, что снегоходные следы должны обязательно пройти мимо нее. И вот Доктор ее увидел! Вернее от избушки торчала только труба, да вырубленные в снегу ступени, ведущие к двери. Все остальное было завалено снегом. Были уже сумерки, и если бы не следы, мы бы ее не нашли.

Заваливаемся внутрь. Она крохотная, но с тамбуром, нары на троих, маленький столик. Сухие дрова, печка-буржуйка, котелки, чайник, запас продуктов, лопата, ножовка, топор – все сделано для того, что бы, даже не имея ничего, можно было выжить. Спасибо людям, которые в непроходимых местах ставят такие избушки и поддерживают в них жизнь!

Затопили печку, сразу повеяло таким теплом! Светик заявила, что от сюда больше не выйдет. Девчонок и Ярика решили положить на нарах, Француз сказал, что лучше под нарами будет спать, но в избушке. Ну а дружная шведская семья из Алекса, Доктора и Равшана как всегда в палатке. В полной темноте ухитрились найти дрова, развели костер. Равшан обнаружил лопату и с воодушевлением рыл огромным плацдарм под палатку. Маша откапывала засыпанный снегом ручей. На следующий день я видел это чудо – наклонная снежная штольня метра 4 глубиной.

Наличие теплой избушки расслабляет. На улице я мигом переодеваюсь в сухое, в избушке этот процесс происходит намного медленнее. Все, что было мокрое, развесили сушить. Ужинать расположились на улице. Было очень тепло, даже чай, оставленный на ночь не замерз. Доктор сварил макароны с тушенкой. Съели все, и котел вылизали. Состояние скипехотинцев на второй день улучшилось, поэтому сидели долго. Неторопливый разговор, пламя костра, горячий чай, заслуженный 100г. Что еще надо для счастья!


03.04.2011

Просыпаюсь утром. Телефон разрядился и отключился. Паника, думаю, проспали. Нет, Рома говорит, что 5.55. На улице ветер, и снег пролетает. На костре в такую погоду сильно не приготовишь. Буржуйка же явно не рассчитана на такое количество народа. Кашу решили не варить, вскипятили воду и ограничились бич-пакетами. Оставшийся чай просто подогрели.

Ветер и снег на улице все усиливался. Нам предстояло пройти Проходной Белок. Если внизу так метет, то что же там делается? Даже когда нигде ветра нет, там все равно дует.

Быстренько собрались и на лыжню. Через пару сотню метров у Маши вырывает крепление. Коллективными действиями – саморезами от Доктора, отверткой от Светика и руками от меня чиним лыжу.

Чем выше мы поднимаемся, тем погода делается хуже. Ветер усиливается, видимости никакой, снег превращается в крупу, которая больно хлещет по глазам. Куда идти не видно. Хорошо, что у нас есть ЖПС. Спасибо Терте, что он его имеет, спасибо Маше, которая прокладывала с его помощью дорогу. Если бы у нас прибора не было, мы бы конечно на Проходной даже не сунулись. Это было бы равносильно самоубийству.

Пытаемся идти по курсу указанному шайтанским прибором. Я иду первый, троплю, за мной Маша. Маша регулярно поправляет направление моего движения. Оказывается, когда не видно ориентиров я иду по дуге налево, причем радиус такой, что через километр я круг сделаю. Пускаем вперед Доктора. Он уверенно тропит такую же дугу, только направо. Понаберут в поход тропильщиков с кривыми ногами, а Хомякам потом отдуваться! Дело кончилось тем, что первая шла Маша, а мы за ней.

Вышли на Проходной. Оказывается то, что внизу, снегом и ветром назвать было нельзя. Настоящий ураган был наверху. Не только направление невозможно определить, даже рельеф местности непонятен. Неясно, идешь ты по ровному, или в гору, катишься, или стоишь.

У девчонок начинается подлип лыж. Пробуют мази, свечки – лыжи мокрые, на них ничего не держится. Обматываем лыжи скотчем. Увлекательнейшее занятие с учетом погоды!

Через некоторое время у народа глюки начинаются. То Рома увидит что кто то едет, то Маша услышит шум мотора, то просто какие то фигуры мерещатся. Я вдаль не смотрел, все равно ни хрена не видно, и снег в глаза, только под ноги. Но и там глюки - две передвигающиеся лыжи.

Про обед в таких условиях говорить было конечно нельзя. Остановились на несколько минут, похомячили сухофруктов да сникерсов и дальше.

У меня под ботинок на крепление набился снег. Я отстегнул лыжу, почистил, опять застегнул, но видно не до конца. Делаю пару шагов – лыжа отстегивается, и по едва заметному уклону устремляется вниз! ЛЫЖА!!! – кричу я. Лыжа на команду не реагирует, и через пару секунд скрывается из виду. Пиздец, подумал я. Но наш велопехотный бог видно не оставляет своих безрассудных чад. Метров через тридцать он не только остановил лыжу, но и перевернул ее черной стороной вверх. Найти серебристую лыжу в таких условиях было бы невозможно. Интересно, каким местом думали производитель, окрашивая беккантрийную лыжу в такой цвет? Что-то я альпинистского снаряжения белого цвета не видел!

В ЖПС садятся батарейки. Это уже второй комплект, больше нет. Хорошо, что у Доктора в фотике хоть и разряженные, но такие же.

Добрались до каменоломни. Это уже внушало оптимизм. Значит скоро спуск, да и ветра поменьше будет. Тут Маша решила, что подлипа больше не будет и стала на самом выдувалище отдирать скотч с лыж. Мы пытались ее уговорить сделать это пониже, где такого ветра не будет, но куда там! В общем, нам и раньше не жарко было, а там мы вообще промерзли насквозь.

Но, наконец, мы спустились до зоны леса. Штормовой ветер превратился в ветерок, снежная крупа в пушистый снежок. Начался фрирайдный спуск по пухляку. Какой это был кайф! Мы неслись между деревьев, лихо закладывали виражи и упиваясь свободой спуска. Только ради такого спуск стоило лосячить все эти три дня, выразил общее мнение Француз. И срать в метели, добавил Доктор. Только Светик материлась почем зря. Лыжи у нее не ехали. Светик, нельзя же так матерится, ты же в лесу, сделали мы ей замечание. Дело в том, что на Ивановском, когда мы как обычно восхищались природой в доступных нам выражениях, Светик нападала на нас, утверждая, что это же природа, здесь матерится нельзя!

Фрирад кончился, мы выехали на дорогу. По серпантинам спустились вниз. В районе высоковольтной линии пришлось снять лыжи и идти пешком. Под свежим снегом была раскисшая грязь. К Эдельвейсу мы вышли в десятом часу. Протяженность нашего маршрута составила примерно 74 км. На стоянке нас ждал Тертя с двумя свободными пассажиро-местами.

Упаковавшись и перекусив, тронулись домой. Я сказал пассажирам на заднем сиденье пристегнутся, дорога скользкая, всяко может быть. Светик пристегнулась сразу, а Ярик с Ромой долго не могли попасть и ворчали. Светик не выдержала. Что же вы все мужики такие! Вечно все вам помогать вставлять надо! В дороге все спали. Рома долго сокрушался, что с нами Панды нет, он такой хороший, мягкий, на нем спать хорошо, не то, что на жесткой Светке.

Тертя полностью оправдывая выражение «Тертя ночью не ездит, Тертя ночью спит», каждые 10-15 минут останавливался, умывался снегом, тер уши, в общем, веселил себя как мог. Но, не смотря на все дорожные невзгоды, к 12 ночи мы добрались до города. Наш поход закончился.

Какие выводы для себя я сделал в этом походе?

Первое и самое главное. У нас сложилась классная команда, способная совершать достаточно сложные походы. Да, кому-то было очень тяжело физически, были большие стрессовые нагрузки, но никто не нудил, никто ни разу ни сорвался, наоборот, все старались шутить, и подбадривать друг друга. Да, кто-то на стоянке делает все сам, кому-то надо сказать, что он должен делать. Но на любого можно положится, зная, что в трудную минуту он не подведет. Спасибо вам всем друзья!

Из отрицательных моментов хочу отметить недостатки в подготовки снаряжения. В первую очередь это касается подготовки лыж. У многих сели батарейки в фонариках, а запасных не было. А уж для ЖПС надо иметь элементы питания с большим запасом, от этого может и жизнь зависеть.

Прогресс наблюдается и в организации питания. Думаю, скоро с помощью Доктора (да продлит аллах его годы) мы достигнем полного совершенства в этом вопросе.

Счастливых всем покатушек!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика